Животные ГМО

 

США угрожают вывести на рынок первое генетически модифицированное мясо – мутантного лосося, который может вытеснить популяцию дикого лосося и нести угрозу здоровью человека, однако мы можем остановить их до того, как рыба-Франкенштейн выйдет в мир.

Новый псевдо-лосось растет в два раза быстрее обычного и даже ученые не в состоянии предсказать его влияние на здоровье человека в долгосрочной перспективе. Тем не менее, предполагается провозгласить, что он безопасен, основываясь на исследованиях, профинансированных компанией, создавшей это генетически модифицированное существо! К счастью, в США юридически обязательным является учет общественного мнения при принятии окончательного решения. Растущая коалиция потребителей, защитников окружающей среды и рыболовов призывает правительство отвергнуть эту сомнительную сделку. Давайте срочно окажем им мощную поддержку и поможем одержать победу.

Консультации проходят прямо сейчас и у нас есть реальный шанс воспрепятствовать выводу рыбы-мутанта на рынок. Подпишите, чтобы остановить трансгенного лосося и расскажите своим знакомым - когда мы заручимся поддержкой миллиона членов, наш запрос будет официально отправлен для рассмотрения на общественных слушаниях.

Новость с сайта avaaz.org

]]>]]>Источник]]>]]>

Генетически модифицированные животные скоро появятся на столах жителей Америки. Ожидается, что управление по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных препаратов США (FDA) одобрит генетически модифицированного атлантического лосося, который растет в два раза быстрее своего дикого сородича, достигая продажной рыночной массы за полтора года вместо трех.
Следующим генномодифицированным животным, которое пойдет в пищу человеку, может оказаться свинья, созданная в Университете Гуэлфа, Канада. Она уже представлена на рассмотрение вышеупомянутого управления.

Генномодифицированная свинья лучше усваивает фосфор из еды, уменьшая, соответственно, количество фосфора в навозе, который становится причиной зацветания водоемов в тех местностях, где занимаются свиноводством.

Среди множества удивительных мутантов есть гигантская корова, которая втрое больше своих собратьев. Порода коровы так и называется «бельгийская голубая». Она способна давать очень много молока. В Китае выведены генетически модифицированные коровы, дающие «грудное» молоко! В онлайновом научном журнале «Общественная научная библиотека»  китайские ученые сообщают, что от генномодифицированных коров они получили молоко, подобное человеческому. Модифицированное молоко призвано помочь матерям, испытывающим проблемы с кормлением грудью. 

Защитники прав животных замечают, что генетически модифицированные животные часто имеют проблемы со здоровьем. И действительно, в двух экспериментах десять из 42 коров умерли вскоре после рождения и еще шесть в течение следующих шести месяцев. 

Доктор биологических наук Любовь Александровна Калашникова много лет работала в Словении, создавая трансгенные модификации домашних животных. И, вернувшись в Россию, она рассказала ужасные вещи: «Животные, которым ввели чужой, но «полезный» ген, бывают жутко больными, и 98 процентов из них погибают. А дотянувшие до половозрелого возраста не могут спариваться: потенция почти на нуле. Тогда маток осеменяют искусственно — и получают потомство еще более больное, чем родители. У генетических уродов увеличены органы, идут внутренние кровотечения, развиваются раковые патологии. 

Но нам не показывают трансгенных калек, а потихоньку уничтожают их, чтобы не пугать общественность, а то она добьется запрета этих исследований, и генетики перестанут получать денежки. 

С серьезным видом они нам внушают: мол, молоко трансгенной коровы содержит новые полезные вещества и обладает необычными вкусовыми качествами. Если хотите — в нем будут лекарства, которые вам нужны. Платите полмиллиона долларов — и буренка ваша (именно столько стоит трансгенная корова). 

Жуть берет от мысли, какие изменения могут вызвать в нас молоко или мясо такой больной коровы. И страшно подумать, в кого мы превратимся, если в нас пересадят орган трансгенной свиньи. Ведь хавроньи, несущие человеческий или бычий ген гормона роста, страдают бесплодием, артритами, язвой желудка, летаргией и другими нарушениями. Чем не генетическое оружие?»

Не все ученые оптимистично настроены в отношении генной инженерии. Среди скептиков — Ирвин Чаргофф, выдающийся биохимик, которого часто называют отцом молекулярной биологии. Он предупреждает, что не все инновации приводят к «прогрессу». Чаргофф однажды назвал генную инженерию «молекулярным Аушвицем» и предупредил, что технология генной инженерии ставит мир под бóльшую угрозу, чем приход ядерной технологии. «Я чувствую, что наука преступила барьер, который должен оставаться ненарушенным», — писал он в своей автобиографии. Отмечая «ужасающую необратимость» планируемых экспериментов генной инженерии, Чаргофф предупреждал: «Вы не можете отменить новую форму жизни… она вас переживет, и ваших детей, и детей ваших детей. Необратимая атака на биосферу — это что-то столь неслыханное, столь невообразимое для предыдущих поколений, что я могу лишь пожелать, чтобы я не был в этом повинен».

Создание генетически модифицированных вирусов и бактерий является в этом веке по своему значению и возможным последствиям аналогом ядерной технологии и ядерному оружию прошлого века. Об этом заявил глава кризисного центра Всемирной организации здравоохранения по мониторингу эпидемий, включая сознательно спровоцированные, Брэд Кей. 

Не исключена опасность сознательного создания «злоумышленниками» искусственных разновидностей вирусов и бактерий, способных вызвать гигантские общемировые эпидемии, против которых иммунная система человека бессильна.

Известный российский ученый, доктор биологических наук, профессор Петр Гаряев считает, что ген подобен кнопке: нажал на него — получил эффект: 

«А что при этом произошло в аппарате наследственности, генетикам, как правило, совершенно непонятно. Они работают вслепую, как с черным ящиком. И получают неожиданные результаты — мягко говоря, не всегда приятные. 

Есть так называемый эффект транспозиции: если фрагмент ДНК перескакивает с одного места на другое, то он меняет свой генетический смысл. Например, на своем месте онкоген весьма полезен: он помогает прорастать клеткам. Но если его переместить на другое место, то он станет очень вредным — начнет формировать раковую опухоль, манипулируя наследственным аппаратом, генетики уже получили много подобных «сюрпризов». Допустим, вы не знаете английского языка, но самонадеянно идете в Британскую библиотеку, чтобы прочитать в ней все книги. И вместо чтения начинаете... нумеровать буквы во всех текстах. Через несколько лет титанического труда вы устанавливаете последовательность всех букв, которые есть в библиотечных книгах. Но эта механическая работа не дала вам полезных знаний, вы не прочитали ровным счетом ничего.

Нечто подобное сделали ученые по программе «Геном человека»: они установили «зоны ответственности» 50 тысяч генов и последовательность трех миллиардов нуклеотидных пар, то есть букв, в наследственных программах. Потрачены миллиарды долларов, но знания «языка» они так и не дали. Генетики работают вслепую и поэтому не могут вылечить рак и СПИД, выполнить другие свои обещания. Да, они создали хорошие приборы, которые автоматически определяют последовательность нуклеотидов: ученые сидят — денежки идут. В песок! Генетики делают вид, что, установив всю последовательность, они постигнут тайны хромосом. Но это все равно, что понять улыбку Джоконды, изучая состав красок, которые использовал великий Леонардо, создавая образ Моны Лизы». 

Открытия Петра Гаряева и Георгия Тертышного объясняют, почему у генетиков происходит, «как всегда», хотя они хотели, «как лучше». Гены в привычном понимании этого слова кодируют лишь белковую часть наследственной информации, а львиная доля ее записывается на волновом уровне в ДНК-текстах, подобных человеческой речи. И если экспериментатор вводит в молекулу ДНК чужеродный фрагмент, то его физические поля искажают всю программу наследственности. То есть, идет перекодировка на более высоком, «звуковом» уровне, о котором, классическая генетика ничего не знает. И несчастный фрагмент ДНК, который поставили не на свое место, начинает играть роль роковой запятой во фразе: «Казнить нельзя помиловать».  Петр Гаряев доказал, что в генетических текстах работает омонимия: одно и то же слово имеет несколько значений, и его понимание зависит от контекста. Взять тот же онкоген: в одном месте хромосомы он читается, к примеру, как «коса» — девичья краса, а в другом — как «коса» в руках у смерти. 

«Выведено огромное количество трансгенных растений и животных, и они уже начали вытеснять естественных собратьев. Трансгенные уроды ведут себя как преступники в человеческом обществе, считающие себя прекрасными людьми и желающие размножаться — уничтожая окружающих. Миллиарды лет Природа создавала гармонию живых существ — а мы нахально вводим им чужие гены, меняя естественные программы. Это вызывает разбалансировку всей биосферы Земли. То есть, по сути, ученые начали генетическую войну... против самих себя и против всего живого на Земле. 

Наши коллеги норовят сразу применять свои «достижения» — не ведая, что творят. Мы говорим им: «Ребята, давайте разберемся в механизмах — а потом уж будем манипулировать генами или полями. Но коллеги не хотят нас слушать: ведь щедрые заказчики требуют от них практических результатов. В результате они запускают чудовищные программы по выведению новых живых существ, в том числе людей. Начинают генетический апокалипсис. Мы изо всех сил стараемся его предотвратить. Но без общественной поддержки нам эту задачу не осилить».

Возобладает ли здравый смысл — вопрос открытый, будущее зависит от каждого из нас. 

]]>]]>Источник]]>]]>

Видео по теме:

 

 

Загрузка...
Развернуть комментарии