Заблудшие Робинзоны: выживание на необитаемых островах

Согласно роману Даниеля Дефо, 10 июня в Англию после 28 лет пребывания на необитаемом острове вернулся Робинзон Крузо. Колумнист m24.ru Алексей Байков рассказывает истории реальных робинзонад.

Робинзон Крузо, он же капитан Блад

Принято считать, что прототипом главного героя романно Дефо был именно Александр Селкирк. Сей факт ныне кажется общеизвестным и неоспоримым. Прямо вот разбуди любого, хоть что-то читавшего школьника старших классов, и спроси – "как звали Робинзона Крузо?" и он, не задумываясь, ответит – "Селкирк!". Потому что так в предисловии к книжке написано.

Только вот при сравнении приключений книжного Робинзона с историей робинзонады реального Селкирка, сразу же выявляется ряд несоответствий. О них мы скажем чуть позже, а пока стоит сразу развеять любые теории и сказать, что для художественной литературы такое в порядке вещей. В особенности для приключенческой, написанной в позапрошлых веках, когда сказать о многом напрямую было невозможно. Да и безо всякой политики, превращать жизнь реального человека в занимательное чтение многим авторам было попросту неинтересно, а в некоторых особо тяжелых случаях это было чревато еще и судебным иском.

Куда проще было "собрать" своего персонажа из нескольких реально существовавших людей и приправить вымышленные обстоятельства намеками, позволявшими понимающей публике догадаться, о чем тут речь на самом деле. К примеру, Дюма спрятал в истории про Миледи и алмазные подвески намек на знаменитую "аферу с ожерельем", по мнению Мирабо ставшую прологом к Великой французской революции. И точно так же поступали многие авторы беллетристики что до, что после него.

Итак, по состоянию на сегодняшний день, на место прототипа Робинзона Крузо претендуют как минимум трое: собственно Александр Селкирк, Генри Питман и португалец Фернао Лопес. Вот со второго и начнем, чтобы уж заодно пояснить, откуда в этой истории вдруг взялся капитан Блад из совсем другой книжки.

Ничем не примечательный английский врач Генри Питман как-то отправился погостить к своей матушке в маленький городок Санфорд, что в Южном Ланкашире. Случилось это как раз в 1685 году, когда Джеймс Скотт, герцог Монмаут и по совместительству – бастард Карла II, высадился в порту Лайм графства Дорсет, чтобы возглавить всех недовольных восшествием на английский престол "паписта" Якова Стюарта. Питман примкнул к восставшим вовсе не потому что был приверженцем идеи "доброй старой Англии", а скорее из любопытства и предполагая, что кому-то "могли потребоваться его услуги". Услуги и вправду потребовались – молодого врача быстро заметил сам Монмут и назначил своим личным хирургом.

Восстание не продлилось и года. 4 июля при Седжмуре королевские войска наголову разбили армию Монмута, состоявшую в основном из фермеров и мещан, вооруженных косами, серпами и прочими киркомотыгами. Переодевшийся в крестьянское платье герцог попытался было схорониться в придорожной канаве, но был извлечен оттуда и повешен. А пока его оттуда доставали, королевские войска тщательно прочесывали окрестности в поисках не только разбежавшихся повстанцев, но и тех, кто мог бы им оказать хоть какую-то помощь. Питману еще повезло – его схватили и судили, а многих других, менее удачливых, убивали на месте по одному подозрению в том, что они поделились с кем-то из сторонников Монмута хотя бы куском хлеба.

С этого момента собственно и начинается известная нам история Питера Блада. Согласно одному из пунктов принятых после разгрома восстания "Кровавых асизов", врачевание мятежников приравнивалось к участию в восстании. А всем участникам уже по факту полагалось полтора метра казенной веревки на брата. Но тут, опять-таки на счастье реального Питмана и вымышленного Блада, у короны обнаружилась небольшая финансовая дыра, так что всех, кого еще не успели повесить, решили продать в рабство в Вест-Индию. По тем временам - вполне распространенная практика, аналогичная сталинскому приговору "10 лет без права переписки".

671990.483xp

Далее все опять-таки совпадает до буквы. Партию "каторжных рабов" доставили на Барбадос, где Питмана купил плантатор Роберт Бишоп (читавшие Сабатини снова вздыхают от обилия совпадений). Рубить и таскать сахарный тростник бывшему доктору категорически не понравилось. Он попытался протестовать, за что был нещадно бит плетьми, а затем подвергнут самому страшному для тропических широт наказанию – выставлен на день в колодках под палящим солнцем. Отлежавшись, Питман твердо решил – пора бежать. У местного плотника он тайно приобрел лодку и вместе с девятью товарищами, выбрав ночку потемнее, отплыл в никуда.

Вот тут житие Питера Блада кончается, а начинается история интересующего нас Робинзона Крузо. Напоследок можно напомнить о том, что штурмана на "Арабелле" звали Джереми Пит. Намек вполне очевиден.

Ну а в реальности лодка Питмана попала в шторм. Непонятно на что они вообще рассчитывали – видимо на то, что их довольно быстро подберет французское, голландское или пиратское судно . Но море судило иначе. Все пассажиры лодки погибли, кроме Питмана, которого выбросило на необитаемый остров Солт-Тортуга у берегов Венесуэлы. Там он обжился, и даже нашел своего Пятницу – индейца, отбитого им у случайно заплывших на остров испанских корсаров. В 1689 году он все-таки вернулся в Англию, был амнистирован и опубликовал книгу "Повесть о великих страданиях и удивительных приключениях хирурга Генри Питмана". Вышла она за 30 лет до первой публикации романа Даниеля Дефо. Скорее всего, они были старыми приятелями, учитывая, что автор "Робинзона Крузо" тоже принимал участие в мятеже Монмута, но каким-то образом избежал наказания.

Александр Селкирк собственной персоной

С "Робинзоном №2" разобрались, пора сказать пару слов и про № 1. Александр Селкирк был пиратом, то есть, извините, корсаром или капером, кому как больше нравится. Разница заключалась лишь в том, что пока одни грабили в Карибском море на свой страх и риск, а другие делали то же самое, имея на кармане официальный патент, и в организацию их экспедиций вкладывались даже коронованные особы. Вот на такой корабль к некоему капитану Томасу Стрейдлингу и нанялся 19-летний Александр Селкрег.

Да, да, никакой опечатки, именно так и звучала его настоящая фамилия. Просто перед тем, как взойти на борт корабля он ее изменил из-за ссоры с отцом и братом. У Селкрегов несносный характер, похоже, был фамильным достоянием и передавался в наследство по мужской линии. В море эта его черта проявилась во всю ширь, а за год новый корабельный плотник так достал капитана Стрейдлинга и всю команду, что во время стоянки на острове Мас-а-Тьерра у берегов Чили, от него решили избавиться.

Вообще-то высадка на необитаемый остров у пиратов считалась более жестокой альтернативой знаменитой "прогулке по доске". Как правило, такое наказание назначалось членам команды виновным в мятеже, ну или капитану в том случае если мятеж оказывался удачным. Остров подбирался максимально удаленный от оживленных морских трасс и желательно, чтобы без источников пресной воды. Приговоренным к высадке в дорогу выдавался джентльменский набор: немного пищи, фляга с водой и пистолет с одной пулей в стволе. Намек более чем прозрачный – можно было все выпить и съесть, а затем привести смертный приговор в исполнение самостоятельно, либо мучительно умереть от голода и жажды. Эдуард Тич по прозвищу Черная Борода, поступил с персонажами известной песни "Пятнадцать человек на сундук мертвеца" еще веселее, вручив им вместо воды по бутылке рома. Крепкое спиртное на жаре вызывает острую жажду, а Сундук Мертвеца – это название небольшой скалы в группе Британских Виргинских островов, начисто лишенной всякой растительности. Так что песня, в общем-то, недалека от истины.

671996.483xp

Но Селкирк не был мятежником, а вся его вина заключалась только в том, что он не умел уживаться с людьми. Видимо поэтому ему дали с собой не "набор смертника", а все необходимое для выживания: мушкет с запасом пороха и пуль, одеяло, нож, топор, подзорную трубу, табак и Библию.

Имея все это, потомственный плотник мог с легкость обустроить свой робинзоний быт. Обходя остров, он обнаружил заброшенный испанский форт, где нашел припрятанный на всякий случай небольшой запас пороха. В окрестных лесах мирно паслись одичавшие козы, завезенные все теми же испанцами. Стало ясно, что голодная смерть ему уж точно не грозит. Проблемы у Селкирка были совсем иного рода.

Поскольку Мас-а-Тьерра первыми открыли испанцы, то именно их корабли чаще всего и проходили мимо острова, останавливаясь здесь, чтобы пополнить запасы пресной воды. Встреча с ними не сулила изгнанному с британского корсарского корабля моряку ничего хорошего. С высокой степенью вероятности Селкирка могли тут же, без лишних церемоний, повесить на рее, а могли и "подбросить" до ближайшей колонии, чтобы там судить и продать в рабство. Именно поэтому реальный Робинзон, в отличие от книжного, был рад далеко не каждому потенциальному спасителю, а завидев парус на горизонте не разводил костер до небес, а наоборот старался как можно лучше спрятаться в джунглях.

Спустя 4 года и 4 месяца ему наконец улыбнулась удача в лице случайно приставшего к острову британского капера "Дьюк", которым командовал Вудс Роджерс – прототип одноименного губернатора из сериала "Черные паруса". Он любезно обошелся с Селкирком , постриг, переодел, накормил и вернул в Англию, где тот в одночасье стал национальной знаменитостью и тоже издал книгу о своих приключениях. Правда усидеть дома ему так и не удалось – как истинный моряк он умер на борту корабля, а его тело упокоилось где-то у берегов западной Африки. Остров Мас-а-Тьерра в 1966 году чилийские власти переименовали в остров Робинзона Крузо.

Бедный-несчастный Лопес

Кандидат в Робинзоны № 3 был обнаружен относительно недавно португальской исследовательницей Фернандой Дурао Феррейра. По ее мнению Дефо вдохновлялся похождениями Фернао Лопеса, изложенными в морских хрониках XVI века. Как и Селкирк, Лопес стал робинзоном поневоле – он был солдатом в составе португальского колониального контингента в Индии и перешел на сторону неприятеля во время осады Гоа. Когда военная удача в очередной раз переменилась и войска адмирала Албукерки все-таки отбили город у Юсуфа Адиль-Шаха, перебежчика взяли в плен, отрубили ему правую руку, уши и нос, а на обратном пути высадили на том самом острове св. Елены, где 300 лет спустя окончил свои дни Наполеон.

Там он и провел следующие несколько лет, обустроился и даже завел себе Пятницу – выброшенного штормом яванца. А в качестве домашнего животного у него был дрессированный петух, ходивший за ним повсюду как собака. За это время к св. Елене неоднократно приставали корабли, но Лопес категорически не желал выходить к людям. Когда его все-таки нашли, то он долгое время отказывался даже разговаривать со своими спасителями, а вместо этого бормотал "О бедный-несчастный Лопес". Так что параллели с героем Дефо, все-таки есть – тот тоже всепостоянно твердил себе под нос "Я – бедный-несчастный Робинзон".

672002.483xp

В конце концов, Лопеса уговорили взойти на корабль. Там его привели в порядок, накормили и отвезли в Португалию, где он уже успел стать чем-то вроде легенды. Ему предлагали прощение от короля и полную индульгенцию от Папы, а также пожизненное содержание в любом из монастырей, но он предпочел вернуться на остров, где и умер в 1545 году.

Робинзоны и робинзонки

Если кто-нибудь в один прекрасный день соберется с силами и напишет полную историю выживальщиков на необитаемых островах, то у ее читателя может создаться впечатление что необитаемых островов в Мировом океане не было в принципе. На каждом клочке суши размером побольше футбольного поля хоть кто-то когда-то да жил, И это только известные робинзоны, то есть те немногие счастливчики, которых, в конце концов, нашли и спасли. Куда больше было тех, кто так и остался на своем острове, им повезет вернуться в историю разве что по чистой случайности, если на их останки вдруг наткнутся туристы или археологи. Но и список выживших и спасенных сам по себе впечатляет – какие удивительные это были личности и сколь нетривиальными были те обстоятельства, благодаря которым они в конце концов оказывались на необитаемом острове. Обычный человек далеко не всегда мог найти в себе силы для того, чтобы, оказавшись в практически безнадежной ситуации, не сломаться и буквально заставлять себя выживать, вопреки всему. Можно сказать, что эти люди "готовились" стать робинзонами с детства, сами о том не зная.

Маргарита де ла Рок – робинзонка по любви

Юная и неопытная девушка просто хотела посмотреть мир – женщинам из благородного сословия в те времена такое счастье выпадало крайне редко. Когда в 1542 году ее то ли родной, то ли двоюродный брат Жан-Франсуа де ла Рок де Роберваль был назначен губернатором Новой Франции (Канады), Маргарита упросила его взять ее с собой. Ну а в пути выяснилось , что абсолютная власть и выход за рамки цивилизации способны развратить человека до неузнаваемости и превратить его в самое настоящее чудовище.

На борту корабля у Маргариты завязался роман с кем-то из членов команды. Когда все обнаружилось, Жан-Франсуа пришел в ярость от такого покушения на фамильную честь и приказал высадить сестру на пустынном острове Демонов у побережья Квебека. По другим сведениям высадить было приказано ее любовника, а она последовала за ним добровольно вместе со своей служанкой.

672022.483xp

Едва они успели хоть как-то отстроиться и при помощи мушкетов объяснить волкам и медведям, что им в этой части острова больше не рады, как выяснилось, что Маргарита беременна. Ее ребенок умер почти сразу после рождения, потом за ним в мир иной последовала служанка и, наконец, ее любовник. Маргарита де ла Рок осталась на острове Демонов одна. Так как практически ничего съедобного там не росло, ей пришлось учиться стрелять и охотиться, чтобы прокормиться. В 1544 Маргариту обнаружили случайно занесенные туда штормом баскские рыбаки и привезли домой. Она была немедленно удостоена аудиенции у королевы Маргариты Наваррской, которая записала ее рассказ для своего сборника "Гептамерон", благодаря чему эта история дошла до наших дней.

"Поморские Робинзоны"

В 1743 году купец Еремей Окладников из города Мезени Архангельской губернии за свой счет снарядил коч , нанял команду и отправил ее промышлять китов у острова Шпицберген. Базой для экспедиции должно было послужить находившееся на берегу Старотинское становище состоявшее из трех изб и бани – там останавливались зверобои со всего русского Севера.В момент выхода из горловины Белого Моря, налетевший сильный норд-вест сбил коч с курса и отнес его к берегу острова Малого Брауна к востоку от Шпицбергена, где судно намертво вмерзло в лед. Земля эта была поморам отлично известна, а кормщик Алексей Химков знал и о том, что не так давно здесь побывали зверобои из Архангельска , которые вроде как собирались зимовать и срубили для этого избу. На ее поиски отправили четырех человек: самого кормщика, матросов Федора Веригина и Степана Шарапова и 15-летнего отрока по имени Иван. Разведка прошла успешно – изба была на своем месте и ее предыдущие обитатели даже успели сложить печь. Там они и заночевали, а утром, вернувшись на берег, разведчики обнаружили, что весь лед вокруг острова исчез, а вместе с ним – и корабль. Надо было что-то делать.

В принципе для успешной робинзонады у них было все: отправляясь на поиски избы партия взяла с собой ружья и запас пороха, немного продуктов, топор и котелок. На острове было полно оленей и песцов, так что в первое время голодная смерть им не грозила, но ведь порох имеет свойство кончаться. К тому же Малый Браун находился отнюдь не на Карибах, как раз наступала зима, а растительности выше голенища сапога на острове практически не было. Их спас "плавник" - в этом месте море регулярно прибивало к берегу самые разнообразные куски древесины, от обломков погибших судов, до упавших где-то в воду деревьев. В некоторых обломках торчали гвозди и крюки. Исчерпав запасы пороха, поморы сделали себе луки и стрелы, и за время своей робинзонады перебили с ними какое-то невообразимое количество местной фауны: около 300 оленей и примерно 570 песцов. Из найденной на острове глины сделали себе посуду и жировые лампы-коптилки. Из звериных шкур научились шить одежду, словом повторили роман Дефо практически слово в слово. Они даже умудрились избежать бича всех полярников – цинги, благодаря отварам из трав, которые варил Алексей Химков.

Спустя шесть лет и три месяца их обнаружил и подобрал один из кораблей графа Шувалова. Все четверо вернулись в Архангельск, успешно продали собранные за время своего заточения на Малом Брауне песцовые шкурки и весьма на том разбогатели. А вот судьба их ладьи и оставшихся на борту членов команды неизвестна до сих пор.

Леендерт Хазенбош – голландец-неудачник

В 1748 году британский капитан Моусон обнаружил на одном из островов архипелага Вознесений выбеленные солнцем кости и дневник голландского матроса, приговоренного к маронингу (так официально называлось наказание высадкой на необитаемый остров) за гомосексуальное сожительство с другим членом команды. Ему даже оставили кое-какую утварь, палатку, Библию и письменные принадлежности , но забыли про порох, так что его мушкет оказался бесполезным куском железа.

672025.483xp

Первое время голландец питался морскими птицами, которых он сбивал камнями, и черепахами. Хуже всего было с водой – ее источник находился в нескольких километрах от побережья, где он добывал себе пропитание. В итоге бедняге приходилось чуть ли не половину дня таскать воду в котелках. Через полгода источник иссяк и голландец начал пить собственную мочу. А потом он медленно и в страшных мучениях умер от жажды.

Хуана Мария – печальная дева острова Сан-Николас

Изначально этот остров у берегов Калифорнии был вполне себе обитаемым – там обосновалось крохотное индейское племя, жившее в своем изолированном мирке и понемногу промышлявшее морского зверя. В начале XIX века оно было полностью истреблено случайно заплывшей на остров партией русских охотников на морских выдр. В живых осталась лишь пара десятков человек, спасением которых занялись святые отцы из католической миссии Санта-Барбрары. В 1835 году они прислали за уцелевшими индейцами корабль, но прямо во время посадки начался шторм, вынудивший капитана дать срочный приказ об отплытии. Как выяснилось позднее, в суматохе одну из женщин забыли на острове.

Там она и провела следующие 18 лет. И кстати, благодаря усвоенным с детства навыкам превращать дары природы в полезные для хозяйства вещи, неплохо устроилась. Из костей выбрасывавшихся на берег китов, она построила себе хижину, из кожи морских котиков и перьев чаек шила себе одежду, а из росшего на острове кустарника и водорослей она плела корзины, миски и прочую утварь.

В 1853 году ее нашел капитан зверобойного судна Джордж Найдвер. Он взял 50-летнюю женщину с собой в Санта-Барбару, но там оказалось что никто не в состоянии даже понять, что она говорит, поскольку к этому времени оставшиеся из ее племени по разным причинам умерли и их язык был забыт окончательно. Ее крестили и нарекли Хуаной Марией, но начать новую жизнь под этим именем ей было не суждено – два месяца спустя она сгорела от амебной дизентерии.

Ада Блэкджек- бесстрашная иннуитка

На поиски приключений ее погнала нужда – ее муж и страший брат умерли, а единственный сын заболел туберкулезом. Чтобы заработать хоть немного денег она нанялась коком и швеей на корабль канадского полярного исследователя Вильямура Стефанссона, намеревавшегося основать постоянное поселение на острове Врангеля. 16 сентября 1921 года судно высадило на острое первую партию из пятерых зимовщиков, в числе которых была и Ада. А уже следующим летом им обещали прислать смену.Сперва все шло неплохо – поселенцы убили с десяток белых медведей, несколько десятков тюленей и без счета птицы, что позволило им создать весьма неплохие запасы мяса и жира. Прошла зима, настало лето, а обещанный им корабль так и не появился. Следующей зимой они начали голодать. Трое участников зимовки решили добраться до материка по льду Чукотского моря, ушли в непроглядный ледяной ад и пропали без вести. На острове остались Ада, заболевший Лорн Найт и корабельный кот Вик. В апреле 1923 года Найт умер и Ада осталась одна. С котом, разумеется.

672029.483xp

Следующие пять месяцев она провела, охотясь на песцов, уток и тюленей в условиях, по сравнению с которыми приключений "поморских робинзонов" из XVIII века показались бы легким пикником. В конце концов, ее снял с острова еще один участник экспедиции Стефанссона Гарольд Нойс. С собой Ада увезла неплохой запас добытых за время робинзонады песцовых шкурок, продав который она, наконец, смогла оплатить лечение сына.

Павел Вавилов – робинзон военного времени

22 августа 1942 года советский ледокол "Александр Сибиряков" принял неравный бой с немецким крейсером "Адмирал Шеер" у берегов о. Домашний в Карском море. Кочегар первого класса Павел Вавилов во время этих событий оказался в отрезанной огнем части судна, а потому команду открыть кингстоны и покинуть корабль попросту не услышал. Взрывом его выбросило в воду, рядом плавали сорванные спасательные шлюпки, в одной из которых Вавилов нашел три коробки с галетами, спички, топоры, запас пресной воды и наган с запасом патронов на два барабана. По дороге он спас из воды спальный мешок со сложенной внутри теплой одеждой и обгоревшую собаку. Вооружившись таким набором, он доплыл до острова Белуха.

Там он обнаружил построенный из дерева небольшой газовый маячок, в котором и поселился. Охотиться не получалось – мешало обосновавшееся на острове семейство белых медведей, так что Вавилову приходилось перебиваться варевом из галет и отрубей и ждать, что его хоть кто-нибудь заметит и спасет.

Но проходившие мимо суда зажженный маяк и разведенный на берегу костер как будто нарочно игнорировали. Наконец, спустя 30 дней, над островом пролетел гидросамолет который сбросил мешок с шоколадом, сгущенкой и папиросами, в котором была записка "Мы тебя видим, но сесть не можем, очень большая волна. Завтра прилетим еще.". Но шторма бушевали такие, что знаменитый полярный летчик Иван Черевичный смог пробиться к острову Белуха лишь через 4 дня. Самолет сел на воду и подошедшая к берегу резиновая лодка наконец завершила 35-дневную робинзонаду Вавилова.

Кокосовая диета Кеннеди

Довелось поробинзонить и будущему президенту США – в 1943 году торпедный катер PT-109, которым он командовал, был атакован японским эсминцем. Двое членов экипажа погибли, ещё двое были ранены. Восемь матросов вместе со своим капитаном оказались в воде. Из плававших вокруг обломков они наскоро соорудили плот, погрузили в него раненых и за несколько часов добрались до крохотного клочка суши, носившего имя остров Изюмного Пудинга.

672030.483xp

Ни пригодных в пищу животных, ни воды на острове не было, зато в изобилии росли кокосовые пальмы, которые и обеспечили их едой и питьем на несколько дней. Кеннеди додумался выцарапывать на скорлупе кокосов послания с просьбой о помощи и указанием координат. Вскоре одно из этих посланий прибило к борту новозеландского торпедного катера, который и снял американцев с острова. За спасение жизней своих подчиненных будущий президент получил от командования Медаль ВМФ и Корпуса морской пехоты, а от благодарных соотечественников - прозвище "рыжий принц Америки", с которым он уже после войны войдет в политику

Уильямс Хаас – получи спаситель в морду

В 1980 году яхту, которой управлял спортсмен Уильямс Хаас, в щепки разнес шторм в районе Багамских островов. Без особых проблем Хаас сумел вплавь добраться до крохотного островка Мира пор Вос.

Проблемы начались дальше. В этом районе судоходство было довольно-таки оживленным, но как Хаас не старался, ни один корабль на разведенный им огонь так и не отреагировал. Пришлось бедолаге строить себе хижину, изготавливать опреснитель для питьевой воды и учиться ловить ящериц. Как выяснилось позднее, у ходивших в этом районе моряков Мира пор Вос считался проклятым местом и приставать к его берегам они опасались. Из-за этого суеверия Хаас просидел на своем острове целых три месяца и успел стать законченным мизантропом. Его ненависть к человечеству приняла настолько агрессивную форму, что прилетевшего за ним вертолетчика он встретил не криками радости, а прямым хуком в челюсть.

Подписаться на секретный telegram-канал, чтобы не пропустить эксклюзивную информацию, не представленную больше нигде.