Засыпанный Санкт-Петербург. Часть 1

Дмитрий Мыльников в дополнение к пятой части статьи "Как погибла Тартария" рассматривает особенности архитектуры Города на Неве на конкретном здании - особняке Румянцева. Какие особенности можно рассмотреть в подвале, который был преобразован из настоящего первого этажа этого особняка?

 Засыпанный Санкт-Петербург. Часть 2

Дополнение к ]]>пятой части статьи «Как погибла Тартария» - «Засыпанные города»]]>.

В середине мая 2015 года меня направили на 5 дней в очередную рабочую командировку в Санкт-Петербург. К сожалению, в этот раз рабочий график был очень плотный, поэтому на изучение Санкт-Петербурга у меня был только один день. Но благодаря знакомству с ребятами с портала «Крамола», этот единственный день оказался очень насыщенным, поскольку удалось побывать там, куда не водят обычных туристов, так как ребята организовали мне экскурсию не просто в особняк Румянцева, а в его подвалы, за что я хочу ещё раз выразить им благодарность, а также Андрею Богданову и его другу и напарнику Николаю (к сожалению не знаю фамилии) - мастерам реставраторам, которые сейчас занимаются восстановлением особняка Румянцева.

В начале немного о самом здании, которое расположено по адресу Английская набережная, д. 44. Сейчас в этом здании располагается ]]>филиал Государственного музея истории Санкт-Петербурга]]>. Подробную историю данного здания и его владельцев можно почитать ]]>в статье на Википедии]]>. Если верить приведённой в данной статье информации, то первое каменное здание на данном месте появилось в 40-х годах 18 века. После этого здание несколько раз перестраивалось. В1770 году по проекту архитектора Ж. -Б. Вален Деламота, в 1824 перестраиваются внутренние помещения, а с 1882 по 1884 годы произведена ещё одна значительная перестройка под руководством архитектора А. А. Степанова, после которой фасад здания приобрёл сегодняшний вид.


При этом кажется, что здание выглядит вполне себе гармонично, но на самом деле это достигается за счёт нового кирпичного тамбура-подъезда, который был построен архитектором Степановым А.А.

Вот что об этом сказано в Википедии: «Первая работа, которую архитектор проводит в доме — попытка укрепить фасад главного здания, выходящий на Английскую набережную. Его аварийное состояние усугублялось с каждым годом. Портик и стена дома всё больше отклонялись от вертикали. Архитектор предпринимает очередную попытку «подпереть» фасадную стену. Он разбирает существующий металлический козырёк с балконом и пристраивает на его место массивный кирпичный сводчатый тамбур — подъезд, крыша которого одновременно служила открытым балконом второго этажа. Кроме того, была осуществлена перестройка внутреннего поперечного корпуса дома, разделявшего первый и второй дворы.»

Особенность данного тамбура-подъезда в том, что его пол примерно на 70 см ниже пола старого этажа, поэтому внутри имеется специальная лестница для подъёма на этот уровень.


Вот ещё одна фотография фасада особняка Румянцева с другого ракурса, где его можно сравнить с соседними зданиями.


Здание слева кажется двухэтажным, но на самом деле это не так. Это здание трёхэтажное, но третий этаж практически полностью засыпан и сейчас превращён в подвал. Это ссылка на ]]>вид здания в панораме Яндекса]]> и скриншот  оттуда.

]]>]]>


А вот как у здания слева выглядит старый вход на первый этаж со стороны улицы.

]]>]]>


То, что сейчас является парадным входом на первый этаж, на самом деле раньше было парадным входом именно на второй этаж. Первый этаж у подобных зданий был техническим, там жила прислуга и располагались различные подсобные помещения, а хозяева и тем более гости там практически не бывали, поэтому у многих особняков и дворцов парадный вход сразу делался на второй этаж, а на первый этаж для прислуги вела обычная дверь с улицы, которая сейчас вросла в землю. Делать подобный вход в подвал подобным образом не имело никакого смысла, тем более с улицы. Гораздо проще и практичнее было сделать спуск в подвал внутри здания, поскольку в этом случае туда не будут попадать снег зимой и вода во время дождя. Да и с точки зрения архитектуры подобный вход при строительстве никто бы не согласовал, поскольку он выходит за пределы земельного участка и образует на тротуаре яму весьма приличных размеров. Если бы хозяину дома так уж приспичило делать вход в подвал именно снаружи, то его заставили бы перенести этот вход на заднюю стену дома, во двор.

Так что изначально, при проектировании и строительстве этого здания, это был именно первый этаж с отдельным входом, которому не требовалась яма, а не подвальное помещение. При этом оба здания изначально построены в одно время, что означает, что особняк Румянцева при постройке имел не три, как сейчас, а четыре этажа. И это подтверждается конструкцией здания, в том числе тем, что мы позже увидели в подвале. Вот так выглядит двор особняка Румянцева.


Обратите внимание на круглый пристрой, внутри которого идёт лестница между этажами. Его окна врыты в землю, а в центральном окне сейчас сделали выход на улицу. Проектировать и строить данный элемент подобным образом при сегодняшнем уровне земли не имеет никакого смысла. При этом под парадной лестницей, о которой я расскажу позже, идёт «парадная» широкая лестница в подвал.

Вот как выглядят окна вблизи. Теперь представьте, что у нас началась зима и  пошёл снег. Если вы не будете регулярно его убирать, то весной, когда этот снег начнёт таять,  окно начнёт намокать от талой воды, а если оно закрывается недостаточно плотно, то эта вода побежит внутрь помещения.

]]>]]>


Ещё один вид на двор. Возле окна-двери, из которой мы вышли, по центру стоят ребята с портала «Крамола», а слева и справа мастера-реставраторы, которые проводят нам экскурсию (я снимаю).

]]>]]>


Справа виден ещё один вход в «подвал» со двора. По нему хорошо видно на каком уровне когда-то был пол первого этажа.

]]>]]>


Также хочется обратить внимание на дверь слева на предыдущем снимке. Мастера-реставраторы рассказали, что когда проводились работы по замене инженерных коммуникаций и во дворе для этих целей вырыли траншею, то на глубине около двух метров как раз напротив данной двери обнаружились гранитные ступени широкой лестницы. То есть, когда-то именно эта дверь была ещё одним парадным входом в здание, который вёл на второй этаж, а не на первый, как сейчас.

Вот так сейчас выглядит вставка, которая разделяет внутреннее пространство двора. При этом размеры и расположение арки сделаны уже под современный уровень земли, поскольку, как следует из цитаты приведённой выше, данная часть здания была основательно перестроена в 1882-1884 годах архитектором Степановым А.А.

]]>]]>


Вот так выглядит стена слева от этой арки. Тут окна первого этажа, превратившегося в подвал, окончательно заложили, кроме одного люка в конце и окон во вставке.

]]>]]>


Чуть позже мы увидим именно эти заложенные окна из подвала. На данном фото обратите внимание, что одно «окно» чуть выше и шире, чем остальные. Это потому, что на самом деле это не окно, а арка, которая вела на улицу из двора.

Спускаемся в подвал здания и проходим через мастерскую реставраторов, которая располагается в «подвале».

]]>]]>


Обратите внимание на высоту потолков. Причём это не полная высота, поскольку полы подсыпали и заливали бетоном уже в советское время, иначе их периодически подтапливало, когда в Неве поднималась вода.

]]>]]>


Так выглядит из подвала одно из окон, которое сейчас выходит на Английскую набережную. Когда-то это было обычное высокое окно, нижнюю часть которого потом заложили. На этой фотографии хорошо видно, что перекрытие, которое является полом тамбура-подъезда, было врезано на новом уровне в старое здание, поэтому окно им перекрывается. Это последствия перестройки 1882-1884 года, если не ещё более поздней реконструкции, поскольку перекрытие отлито из бетона на месте.

Идём дальше и подходим к арке в правом крыле здания, о которой я говорил выше. Вот как она сейчас выглядит изнутри.

]]>]]>


Высота потолка тут чуть больше 2 метров, следовательно ширина около 2.5 метров. При этом полы сейчас подсыпаны, так что высота изначально была выше. Возможно, что и ширина была чуть больше, поскольку в подвале было сделано много новых кирпичных перегородок. Но даже в таком виде размеров арки достаточно, чтобы в неё проходила конная повозка или карета. Никакого смысла делать подобную конструкцию в подвале не было. Но совсем другое дело, если это был первый этаж и нам необходим был выезд из двора.

]]>]]>


Так изнутри выглядит окно, в котором сейчас сделан люк с крышкой, который на снимке стены со двора виден в дальнем конце, ближе к углу. Тут тоже когда-то было высокое окно, которое позже было заложено кирпичом. О том, что оно было именно заложено позже, а не изначально так построено, говорит тот факт, что для закладки использовался другой кирпич, чем при строительстве стен. К сожалению на этой фотографии это видно плохо, а других это видно лучше.

]]>]]>


Это один из коридоров, по которому мы проходили. Стена справа, построенная по центру старого прохода, сделана позже. За ней большая бронированная комната-сейф, стены которой сварены из металлических листов. Построена также в процессе перестройки 1882-1884 годов. К сожалению сфотографировать её так, чтобы было понятно, что это такое, не удалось. Естественно, что сегодня этот уровень выглядит как обычный подвал, где проходят различные инженерные коммуникации, но так было не всегда. Из рассказа мастеров-реставраторов, полы первого этажа изначально были значительно ниже, поэтому там постоянно было сыро и периодически появлялась вода, когда уровень Невы поднимался. Поэтому их постоянно подсыпали или заливали бетоном. Но ниже имеется ещё один уровень, поскольку стены уходят вниз. Причём это именно стены, а не фундамент. Нечто, похожее на фундамент, начинается на глубине ниже двух с лишим метров от  современного уровня земли, а это уже фактически ниже обычного уровня Невы в этом месте. А это означает, что в момент строительства первого здания и уровень земли, и обычный уровень Невы были ниже примерно на эти же 2 с лишним метра.

Проходя по коридору дальше мы упираемся в тупик. Проход заложен кирпичом, при этом кирпич тут новый, не такой, как у стен. При этом на стенах видна штукатурка, а на вставках никакой штукатурки нет. То есть, когда делались все эти закладки, уже было понятно, что данное помещение будет использоваться именно как техническое подвальное, поэтому штукатурить их смысла никакого нет, а вот когда строились старые стены, ситуация была другая. Практически на всех старых стенах либо сохранилась штукатурка, либо хорошо видны её следы.

]]>]]>

]]>]]>


Ещё несколько фотографии заложенных проходов. На них видно, что кирпич в закладке отличается от того, из которого сложены стены и свод арки. Старый кирпич более тонкий и длинный, чем новый, и другого оттенка. При этом на старом кирпиче хорошо видны следы штукатурки, в то время как на кирпичах закладки никакой штукатурки нет.

]]>]]>

]]>]]>

]]>]]>

]]>]]>


В процессе работ по реставрации здания был извлечён один из старых кирпичей, который нам показывали мастера-реставраторы. Этот кирпич заметно отличается от более поздних и тем более современных. Он не только тоньше и длиннее, чем более новые кирпичи. Этот кирпич более плотный и прочный. Отколоть от него небольшой кусочек удалось с большим трудом. Как говорят мастера, выломать его из стены стоило большого труда, раствор, которым связаны кирпичи в кладке, очень прочный. Сломать подобный старый кирпич, в отличие от современного, тоже очень сложно. По своей прочности и плотности он больше похож на камень, а не на кирпич.

Также интересно, что по своим размерам и фактуре данный кирпич практически идентичен кирпичу, из которого построены старые кирпичные храмы в центральной части России, которые сегодня датируются 12-14 веком. Подобный кирпич использовался при строительстве до 16 века.
Высокая прочность этого кирпича говорит о том, что он был изготовлен по другой технологии. Во-первых, я предполагаю, что в состав данного кирпича входит не только глина, но и некий дополнительный компонент, скорее всего растительного или биологического происхождения, который при смешивании с глиной обеспечивает ей дополнительную прочность. Во-вторых, чтобы кирпич был настолько прочным, его необходимо обжигать по специальной технологии с очень медленным нагревом и охлаждением. Медленный нагрев необходим, чтобы окончательно удалить из глины остатки влаги, иначе при быстром нагреве она будет закипать и образовывать внутри глины пузырьки пара, снижающие прочность кирпича. А медленное охлаждение необходимо, чтобы при остывании в кирпиче не образовывались микротрещины, которые резко снижают его прочность и делают его хрупким.

Но я предполагаю, что при изготовлении данного кирпича вообще не использовался высокотемпературный обжиг. Он затвердевал за счёт химического процесса при смешивании компонентов. Нагревание если и использовалось, то незначительное,  в основном с целью ускорить высыхание. Возможно, что именно на основе данной технологии были разработаны способы получения искусственных минералов, которые использовались при строительстве Санкт-Петербурга, которые сегодня нами утрачены.

Засыпанный Санкт-Петербург. Часть 2

Дмитрий Мыльников

]]>Источник]]>

 

 

Загрузка...
Развернуть комментарии