Иван Кульбертинов. Невероятная история снайпера

Было дело в Якутии. Однажды Кульбертинов после демобилизации возвращался домой. Зашел в Иркутске в ресторан поужинать. И тут к нему прицепились два пьяных офицера с издевками: "Ты, чукча, че это нацепил на грудь ордена, с мертвых снимал?!". Кульбертинов не вытерпел да и расстрелял обоих из именного ТТ. Отсидел, вернулся домой...

В 1917 году в семье бедного охотника-эвенка на берегу реки Тяни родился сын. Дата его рождения символична тем, что в этот день выстрел “Авроры” оповестил о начале новой эры. Мальчика назвали русским именем Иван. Вскоре после его рождения отец Николай Романович Кульбертинов умер, а мальчик остался с больной матерью Анной Васильевной. Учиться ему не довелось, в 10 лет Иван познал секреты охотничьего дела, которому его учил старший брат. Так и жили кочевые охотники-эвенки, пока в далекое эвенкийское село, до которого в ту пору можно было добраться зимой только на оленьих упряжках, долетело тревожное известие: “Война!” Иван Кульбертинов отправился на призывной пункт, объяснив военкому: “Зверя в глаз бью, хочу фашистов бить!”

Его желание сбылось —12 июня 1942 года Ивана призвали в Красную Армию. Военную подготовку проходил на Урале. Первое боевое крещение получил в начале 1943-го на Северо-Западном фронте вблизи Демьянска.

Познакомившись с личным делом И.Н.Кульбертинова и оценив то, что он из Сибири, за ловкость и смекалку его назначили в отделение разведчиков. В феврале 1943 года Кульбертинова определили в снайперы. С 1943 по 1945-й годы, по официальным данным, сразил 428 немецких фашистов, преимущественно лиц офицерского состава, в том числе, одного оберштурмбанфюрера (полковник) с двумя железными крестами. По признанию самого Кульбертинова, он довел список до пятисот немцев, но не по его вине, многие достижения остались незамеченными. Фронтовые статистики оказались и в этом плане «грамотеями».

Свой боевой счёт в роли снайпера Иван Кульбертинов открыл 27 февраля 1943 года. В бою под Старой Русской он сразил метким выстрелом первого вражеского солдата. Всего доли секунды требуются снайперу, для того чтобы произвести меткий выстрел, но для этого ему приходилось часами, иногда и сутками просиживать в каком - нибудь укрытии, порой не имея возможности попить и поесть. Переносить все это ему помогало то, что с детства он привык бродить по тайге, выслеживать зверя.

Вот отрывок из воспоминаний самого Кульбертинова: "Лежу вторые сутки в засаде, каждая жилка, каждый нерв напряжены - слежу за сараем, где расположились немцы. В трудные минуты представляю себе необъятные просторы олекминской тайги и мне становится легче. Вижу - подъехала повозка с боеприпасами. Ну, думаю, устрою вам фрицы "северное сияние" !

Немцы стали разгружать боеприпасы. Я подождал, пока они все ящики сняли с повозки, зарядил снайперку бронебойно - зажигательным патроном и послал "сладкий гостинец". Всё полетело верх тормашками, поднялся огромный столб огня, дыма, пыли. Более десятка фашистов погибли от этого взрыва".

Родина достойно оценила ратные подвиги солдата: он был награжден орденами "За отвагу", «Славы» третьей степени, "Красного Знамени", "Великой Отечественной войны» первой и второй степеней. Дважды был представлен к званию Героя Советского Союза, но так его и не получил. Это про него 11 января 1944 года писала газета "Сталинское знамя" 4-го Украинского фронта: "Лучший снайпер нашего фронта, гвардии старший сержант Кульбертинов отправил в могилу своего 232-го фрица". Ветераны-однополчане с восхищением в