К концу 2017 показатели ухудшились по всем фронтам, спасать ситуацию снова будут за счет граждан.

Российская экономика под конец года подготовила властям и населению неприятный сюрприз. Рост ВВП в России в октябре замедлился до 1% в годовом исчислении.

Как свидетельствует ]]>опубликованный]]> Министерством экономического развития бюллетень «Картина экономики», заметно ухудшились показатели обрабатывающей промышленности, снизилась инвестиционная активность. Также к замедлению роста ведут такие проблемы, как неустойчивая ситуация с реальными зарплатами, недостаточно быстрое увеличение кредитной активности банковской системы, нестабильная динамика запасов у предприятий.

По данным Росстата, производство в базовых отраслях в России в октябре выросло всего на 0,5% относительно аналогичного периода 2016 года. В Министерстве объясняют промышленный спад участием РФ в сделке ОПЕК+ по сокращению добычи нефти, а также разовым падением в металлургии на 9,9% год к году. В то же время, по сравнению с прошлым годом подросли химическая (на 6,5%) и пищевая промышленность (на 5,3%).

В МЭР ухудшение экономической динамики не считают тревожным сигналом и пока что сохраняют прогноз годового роста ВВП на уровне 2%. Вышеупомянутые факторы, сказано в бюллетене, «являются временными, не свидетельствуют об ухудшении качества экономического роста и не формируют рисков для устойчивости роста в будущем». Они надеются, что по итогам года цифры еще поменяются, так как «основаны на неполном круге информации». Ранее глава министерства ]]>Максим Орешкин]]>прогнозировал, что внутренний валовой продукт по итогам года перевалит за 2%.

По мнению аналитиков МЭР, нынешний спад лишь свидетельствует о «ребалансировке» внутреннего спроса: во втором квартале он приходился на инвестиционный спрос, а в третьем — в большей степени на конечное потребление. Именно внутренний спрос, по мнению правительственных экономистов, должен стать основным драйвером роста экономики. В том числе за счет увеличения потребительской активности матерей с маленькими детьми. Если темпы роста инвестиций в третьем квартале снизились с 6,3% до 3,1%, то рост оборота розничной торговли ускорился с 1% о втором квартале до 3% в октябре.

О том, что потребительский спрос поддержит рост экономики, несколько дней назад написал и Банк России в аналитическом материале «Экономика: факты, оценки, комментарии». Причем, по мнению аналитиков, эта тенденция продолжится и в 2018 году. К росту спроса должна привести индексация пенсий на 3,7% с 1 января 2018 года, рост зарплат бюджетников, которые, по оценке министра финансов Антона Силуанова, увеличатся на 15−20%, а также рост зарплат по стране в реальном выражении на 4%. Правительство, наконец, собирается довести минимальный размер оплаты труда (МРОТ) до прожиточного минимума.

«Меры демографической политики в совокупности с доведением МРОТ до уровня прожиточного минимума трудоспособного населения обеспечат снижение доли населения с доходами ниже прожиточного минимума не менее чем на 1 п. п. Одновременно они окажут благоприятное влияние на экономический рост», — сказано в обзоре МЭР.

Правда, независимые экономисты указывают на то, что такие шаги могут ускорить инфляцию, которая сейчас держится на рекордно низком уровне в 2,7%. Кроме того, далеко не все уверены, что с учетом продолжающегося четвертый год снижения реально располагаемых доходов населения потребительский спрос действительно может стать драйвером роста.

Например, авторы ежемесячного «Мониторинга экономической ситуации в России» от РАНХиГС и Института Гайдара не видят в «ребалансировке» спроса ничего позитивного. По их оценкам, ресурсами для инвестиций в первые три квартала 2017 года было в основном сокращение в 2015-м (и в меньшей степени — в 2016 году) реальных зарплат. Инвестиционный всплеск первого полугодия 2017 года сопровождался ростом зарплат и сокращением прибылей, а это значит, что тенденция роста издержек возобновилась.

Еще одна негативная тенденция в экономике, которую больше почувствуют на себе граждане, связана с курсом рубля. В конце года национальная валюта традиционно слабеет, а если будет введен запрет на покупку отечественных облигаций федерального займа (ОФЗ) иностранными инвесторами, то курс доллара может превысить 62 рубля.

Доцент кафедры фондовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС Сергей Хестанов считает, что такие колебания экономики действительно остаются в рамках допустимого, но только потому, что сами границы роста очень невелики.

 

— Экономика зашла в состояние, которое условно называют «около нуля». У нас присутствует небольшой рост экономики, но его величина сопоставима со статистической погрешностью. Поэтому вроде бы и растем, но называть этот рост существенным, язык не поворачивается.

Когда экономика находится в таких условиях, она неустойчива, и возможны довольно сильные колебания многих показателей, в том числе промышленного производства. В такой ситуации прогнозировать точно обычно не получается, причем особенно на коротком временном горизонте. От месяца к месяцу показатели могут быть любыми — локальный рост или локальное падение.

Скорее всего, по итогам года рост российской экономики действительно не превысит 2%. Это может быть и 1,6% и 1,8%. Колебания возможны, экономика ведь не смотрит на календарь. На конец года может попасть локальный рост, и тогда мы получим чуть лучшие показатели, но может случиться и падение, и тогда картина будет обратной. Когда абсолютные цифры роста маленькие, даже небольшие случайные колебания достаточно сильно меняют итог.

Если Центральный банк и Министерство финансов по роду деятельности «профессиональные пессимисты», то Минэкономразвития — это ведомство, которое традиционно является профессиональным оптимистом. Они всегда максимально положительно оценивают ситуацию, поэтому удивляться таким комментариям с их стороны не приходится. Но и относиться к ним нужно очень осторожно.

«СП»: — В ведомстве считают, что драйвером роста экономики станет потребительский спрос. Насколько это реально?

— Это абсолютная утопия. Реально располагаемые доходы граждан снижаются не первый год, а кредитная нагрузка и так достаточно велика, поэтому существенно нарастить потребление в кредит не получится. Мне кажется, что надеяться на то, что драйвером станет внутренний спрос, по меньшей мере, не совсем корректно.

Даже если это произойдет, то в достаточно коротком временном горизонте. Возможно, после понижения ставки ЦБ немного оживет кредитование, выдадут больше ипотеки. Но, как я уже сказал, это подразумевает рост кредитной нагрузки и, соответственно, всех рисков, связанных с ней. Поэтому это тот источник, на котором долго расти не получится. Это квартал, максимум два квартала. Возможности этого ресурса очень ограничены.

«СП»: — Что могло бы стать драйвером устойчивого роста в нынешних условиях, если не спрос?

— Боюсь, что в нынешних условиях таких драйверов просто не существует. Наша экономика в ситуации отсутствия внешнего спроса находится в состоянии своего органического роста. Проще говоря, если не растут мировые цены на нефть и другие ресурсы, и, соответственно, валютная выручка от них, то в условиях относительной стабильности полтора-два процента — это нормальный темп роста российской экономики.

Эти цифры вызывают параллели с так называемым периодом застоя. Тогда тоже фиксировался экономический рост, но его величина была очень скромной. В то же время, ситуация в целом оставалась стабильной и подконтрольной. Во многом то, что происходит в российской экономике сейчас, хорошо согласуется с тем периодом. Те, кто застал застой в уже зрелом возрасте, видят очень много параллелей с современностью.

Появилось даже выражение «Застой-2». Понятно, что с точки зрения политики страна совершенно не такая, как СССР позднебрежневских времен, но с точки зрения динамики экономики многое похоже.

«СП»: — Но в этом году различные экспертные группы активно обсуждали и даже представляли президенту планы ускорения экономики…

— Знаете, сколько таких планов было в брежневскую эпоху? Так и назывались — ускорение, интенсификация и так далее. Но никаких значимых эффектов они не вызвали. То, что обсуждение активизировалось — это нормально, потому что низкие темпы роста приводят к накоплению многих проблем. Но обсуждать и найти решение — это совершенно разные вещи.

Боюсь, что простых способов ускорить российскую экономику в нынешних условиях просто не существует. Все, что ведет к заметному ускорению роста, требует сложных и очень небесспорных реформ, на которые в ближайшие годы наши власти вряд ли решатся.

]]>Источник]]>

Нажмите Подписаться на канал, чтобы не пропустить наши новые видео.