Как французы бьются против повышения цен на топливо и Макрона

Президент Франции Эмманюэль Макрон ответил "желтым жилетам", протестующим против повышения цен на бензин уже полторы недели. Он отказался менять курс: "Мы не можем, приняв решение о повышении налога на топливо несколько лет назад, сегодня отменить повышение цен на топливо". За год стоимость дизельного топлива во Франции выросла на 23% из-за налоговой политики правительства.

В 2019 г. должно быть еще одно повышение, которое Макрон объясняет заботой об экологии. После него стоимость литра приблизится к 2 евро. На уличный протест вышли 100 тысяч человек. Елена Кондратьева-Сальгеро, которая живет во Франции, объясняет, за что они на самом деле бьются. 

Никогда еще Макрон не был так близок к провалу. Точнее, проваливался он регулярно с самого начала, но осторожно и поэтапно. Всемогущая пресса, обузданная кучкой олигархов без особых талантов, зато наделенных всемерной властью (тех самых, которые всего за 6 месяцев слепили из министра скороспелого президента), каждый раз служила рессорой, смягчая резкое оседание его репутации и накликая новый рейтинг традиционными страшилками: "Если не он, то совсем фашизм!"

Когда новоявленный президент заявил, что он сам будет выбирать журналистов для освещения и комментирования его президентских перемещений, взбрыкнувшее журналистское сообщество живо успокоили уже сильно помятой, но еще действующей формулировкой: "Bы неправильно поняли! Президент уважает свободу прессы, но охраняет свою личный и многогранный мир!"

После некрасивого столкновения со старым и очень уважаемым генералом, которому свежепровозглашенный президент через губу указал, кто и кому в этой Pеспублике отдает приказы, общественное мнение почти взбурлило, но стараниями все той же еще лояльной ему прессы снова быстро улеглось.

Генерал Пьер де Вилье, глава Генштаба Франции, ушел в отставку после публичного спора с Макроном

Когда одна за другой пошли стычки с "народом", сначала в олицетворении отдельных его представителей, потом в образе более многочисленных групп и, наконец, в явлении масс, одна постоянная величина, объемно характеризующая отношение президента к его народу, была окончательно вычленена и названа представителями прессы, что называется, всех бортов: президент искренне считает свой народ вечно недовольным и вечно ноющим стадом барашков, которых легко удерживать в загоне, стричь под ноль (а понадобится - и ниже нуля), если ты умеешь сладко заговаривать их мнимые несчастья.

Последней и самой показательной в этом отношении явилась фраза, брошенная с президентского плеча безработному в толпе жителей, пришедших пообщаться с главой государства:

Работы полно везде! Да я сейчас перейду улицу и найду вам работу!

Именно после этого досадного инцидента президентский рейтинг пробил дно, доставив большую радость его предшественнику Франсуа Олланду и всей "левообразной" прессе, которая незамедлительно начала новую кампанию под лозунгом "А Олланд был не так уж плох". 

Скандал с личным телохранителем президента ("дело Беналла") и двусмысленные фото с темнокожими юношами сомнительного толка уже ничего особо нового не добавили к "имиджу" господина Макрона...

Советник и телохранитель Макрона Александр Беналла избивает участника первомайской демонстрации в Париже, хотя участвовать в силовом разгоне демонстрации он не имел права.

С того момента самая лояльная ему пресса начала отступать от президента Макрона мелкими шажками, быстро переходящими в легкую рысь...

После помпезных торжеств по случаю окончания Первой мировой, организованных "Елисейским Юпитером", и парижского "Форума мира", оказавшегося провальным для репутации президента во всех отношениях, даже самым упорным его соратникам стало совершенно очевидно, что Макрон достиг политического тупика, выйти из которого ему вряд ли удастся.

Хорошо понимая сложившуюся конъюнктуру, то самое лобби влияния, которое в нужный момент и в рекордное время привело президента Макрона к власти для продвижения своих исконных интересов, начало сжимать тиски, торопясь получить заранее продуманные результаты.

Фото, вызвавшее бурю негодования, было сделано во время официального визита Макрона на остров Сен-Мартен

Как известно, долг Франции уже достиг 2 300 миллиардов евро, и, если кредиторы решат забрать свои "фишки" наличными, дело дрянь. Господин Макрон получил свое место исключительно для того, чтобы проводить политику, на которую до сих пор никто из его предшественников не решился.

Поэтому и еще, конечно, потому, что "эго" президента несравнимо ни с одним из его предшественников, Макрон никак не может себе позволить пойти на попятную в ситуации с "бензиновыми протестами". Которые, что важно, на самом деле отнюдь не "бензиновые".

Протесты, если вы помните, начались с упоминания так называемой "экологической таксы", предназначенной на "экологические нужды" нового пути развития - далее по традиционному прейскуранту классической демагогии: все перейдут на электромобили,  выхлопные газы исчезнут, воздух очистится, города захорошеют. Потом, как водится, откажемся от атомной энергии, прекратим загрязнять планету, может статься, перестанем дышать и все у всех будет как в раю. 

Но это нескоро, а пока поднимем цены на горючее, чтоб лишний раз пользоваться автомобилем неповадно было. Кто не хочет платить по 2 евро за литр, пусть размякнет и не беспокоится: государство все просчитает и выдаст такие премии, которые помогут семьям с самым скромным достатком скоро-скоро купить электрический транспорт. Конечно, придется затянуть пояса, работать над собой и помалкивать ради блага всей планеты. Не понимаете пользу, так хоть не нойте с вашими проблемами!

Дальше вы уже знаете: неожиданно откуда взявшийся и непонятно с чего осмелевший народ вышел на улицы, заблокировал дороги и начал выкорчевывать булыжники с Елисейских Полей.

Протест "желтых жилетов": перекрытие автострады

Теперь самое интересное: наблюдатели и аналитики единогласно констатировали очень важную вещь — идеологическо-политическая и даже социальная составляющая этих народных масс оказалась неоднородной.

Корчевать булыжники и противостоять силам порядка вышли представители самых разных социальных слоев, профессий и убеждений — от скромной медсестры, матери-одиночки, едва сводящей концы с концами, работу которой обеспечивает прежде всего ее личный автомобиль, до профессора университета или преуспевающего "креативщика", живущего в центре Парижа и вообще спокойно обходящегося без личного транспорта.

Иными словами, суть не в бензине, а в массовом сознании невозможности продолжения всей политики сегодняшних елисейских финансистов, во всех областях жизнедеятельности страны работающих исключительно на интересы "всемирного капитала" и его свободного движения, на благо туманным управителям, коих нет возможности назвать поименно...

Еще упрощая: Европа, загнанная в абсолютный экономический и человеческий тупик, прочно заболоченная неконтролируемой миграцией, еще держащаяся на до основания разграбленном среднем классе, крошащимся прямо на глазах, уже не позволяет верить в некое туманное "экологически чистое будущее", ради которого имело бы смысл окончательно пренебречь мрачным настоящим.

"Желтые жилеты" сооружают баррикады в центре Парижа

Та самая "такса на горючее", по неохотному признанию ее создателей, подразумевает лишь 21% сборов на "развитие экологии", остальное — не уточненные потребности государства... В котором сейчас бесплатно столуется, пользуется медицинским обслуживанием и другими житейскими привилегиями несчетное количество нелегалов, ничего не делающих и вряд ли собирающихся что-то делать на благо другиx людей.

Все это вместе (и каждое в отдельности) и привело к тому, что на улицы вышли не только "неимущие классы", но и классы вполне себе "имущие" и совсем другие действующие лица.

— Вы жертвуете вашим рабочим временем ради протеста? — вопрошал дрожащий под ледяным дождем корреспондент. — Ерунда, — подмигивая корреспонденту, спокойно отвечал "среднепротестующий" разнорабочий Франции. — Сейчас перейду улицу и сразу найду работу.

Несколько неумелых попыток свалить все на одних только ультраправых, предпринятых министром внутренних дел г-ном Кастанером, были мгновеннo перехвачены сразу всеми "лагерями" (и громче прочих г-ном Меланшоном, с большим удовольствием "умывшим" министра данными: судя по всем отличительным моментам, а также флагам и традиционным надписям, коими были украшены стены и асфальт, на этот раз делом побиения витрин занимались левые анархисты, а все ультралевые и ультраправые в толпе просматривались в пропорции примерно 200 к 100). 

Протестующие жгут баррикады

Еще один показательный момент стоит отметить: многие манифестанты рассказали на камеру, что на вопрос, почему полиция не мешаeт отдельным группировкам бить и крошить все вокруг, некоторые представители сил правопорядка откровенно отвечали, что речь о приказе свыше...

Для не поспевающих за традициями поясню: это означает, что правительство негласно, но ясно дало директиву не мешать бесчинствовать откровенным хулиганам в целях дискредитации всего протестного движения. Это несколько отрезвляет и заставляет задуматься о ближайшем будущем.

Во вторник 27 ноября страна с нетерпением ждала обещанного выступления президента Макрона, который хотел как-то успокоить и свести на нет протестное движение "желтых жилетов", пока блокирующих улицы и дороги, но уже грозящихся перейти к блокированию бензоколонок и автотрасс.

Что должен был сделать президент, желающий найти выход, приемлемый для всех? Отказаться от введения ненавистной таксы хотя бы с 1 января. Сесть за стол серьезных исследований ситуации и честных переговоров. Попытаться найти иной выход из ситуации.

Что сделал президент Макрон вчера: в своей помпезной речи длиною в час несколько осунувшийся от забот президент попытался душевно убедить народ, что он "принял и понял послание протестов", а затем более сухо отчеканил, что правительство изучит возможность применения "новых методов", но ни в коем случае "не изменит своего мнения, направления и не погрешит против правды" о необходимости внедрения "народной экологии".

Далее последовал привычный набор экоштампов, утверждающий деградацию живого языка до уровня успокаивающих клише: "многолетний экологический план", "народная экология", "настоящий экологический  переход", "временные трудности", "понимание народных беспокойств", "совместные консультации" и даже "умственное преобразование"!

Иначе говоря, такса будет. Цены на горючее возрастут — и баста. Читай: эта такса — кого надо такса, сколько надо, столько и будем повышать. 

Меняйте, граждане, менталитет, платите, в мыслях мы с вами. Мы договоримся с банками, а они предоставят вам кредиты. Вы станете покупать электрические авто и греться у экологически чистого радиатора. Атомную энергию уберем навсегда где-нибудь к 2028 г. или чуть позже, не суть. 

Первые народные комментарии подтверждают прогнозы самых трезвых (в буквальном смысле слова) аналитиков: никогда еще президент Макрон не был так близок к провалу. К досрочному провалу. Собственно говоря, он уже глубоко и прочно провалился, но еще некоторое время будет радовать народ своим умением складывать слова в различные комбинации, с целью убеждения "народных масс".

Всем остальным хочется пожелать терпения и процитировать известную присказку незабвенного Виктора Черномырдина:

Я готов и буду объединяться. Cо всеми. Нельзя, извините за выражение, все время врастопырку.

Подписаться на секретный telegram-канал, чтобы не пропустить эксклюзивную информацию, не представленную больше нигде.