Обряды посвящения в рыцари и процедура лишения рыцарского достоинства

Если рыцари совершали какой-нибудь проступок, противоречащий уставу, их подвергали разжалованию. Этот процесс сопровождался обрядами, которые наводили ужас даже на постороннего зрителя. Посвящение в рыцари считалось великим событием в жизни средневекового воина. Это был и символический, и правовой акт. 

Он обозначал прохождение инициации, приобщение к славным рыцарским традициям и представлениям о моральном долге. Однако помимо церемонии посвящения существовала также и процедура лишения рыцарского достоинства для уличенных в предательстве, ложной вере или других тяжких и непростительных преступлениях. Эта церемония происходила на эшафоте и сопровождалась пением заупокойных молитв.

Преступившие клятву

В Средние века рыцари были высшим классом среди воинов. Они представляли единственную реальную силу, которая была нужна всем. Королям − чтобы воевать против соседей-монархов и непокорных вассалов. Феодалам помельче − против короля и своих соседей. А крестьянам − против рыцарей, подвластных соседним феодалам.

Ключевым моментом посвящения в рыцари была клятва, устанавливающая морально-этические нормы поведения. Если рыцари совершали какой-нибудь проступок, противоречащий уставу, их подвергали разжалованию. Этот процесс сопровождался обрядами, которые наводили ужас даже на постороннего зрителя.

Если какой-нибудь рыцарь оказывался виновным в измене, коварстве или вероломстве, а также в преступлении, которое влекло за собой изгнание или смертную казнь, провинившегося призывали на рыцарский суд. Созыв рыцарей производил герольдмейстер или герольд. Собравшиеся рыцари совещались, и если обвиняемый был осужден на смерть или изгнание, то перед совершением приговора преступник подвергался разжалованию.

При посвящении в рыцари Церковь благословляла посвящаемого на долг чести и мужества. Она же и предавала рыцаря проклятию, если он оказывался недостойным носить такое высокое и почетное звание.

В Англии для приведения в исполнение такого приговора на площади сооружали два помоста или эшафота. На одном из этих помостов были приготовлены места для рыцарей, оруженосцев и судей вместе с герольдмейстерами, герольдами и их помощниками. На другой помост выводили осужденного рыцаря в полном вооружении. Перед осужденным воздвигали столб, на котором был повешен опрокинутый щит преступника, а сам рыцарь стоял лицом к судьям. По обеим сторонам осужденного сидели 12 священников в полном облачении. На церемониях разжалования рыцарей всегда присутствовало огромное количество зрителей.

Когда все было приготовлено, герольды читали во всеуслышание приговор судей, а после этого священники начинали протяжно и заунывно петь похоронные псалмы. По окончании каждого псалма наступала минута молчания, и на площади воцарялась мертвая тишина. Затем снова раздавался заунывный напев священников. После этого с осужденного снимали один доспех за другим начиная со шлема, пока окончательно не обезоруживали. Щит осужденного раздробляли на три части.

Старейший из судей объявлял громким голосом, что изменник не достоин рыцарского звания и что за свои преступления он осужден на разжалование. Все священники вставали и над головой рыцаря, стоящего на коленях, пели 108-й псалом Давида, содержащий следующие проклятия: «…да будут дни его кратки, и достоинство его да возьмет другой; дети его да будут сиротами, и жена его – вдовою; да скитаются дети его и нищенствуют, и просят хлеба из развалин своих; да захватит заимодавец все, что есть у него, и чужие да расхитят труд его; да не будет сострадающего ему, да не будет милующего сирот его; да будет потомство его на погибель…»

Помощник герольда подавал герольдмейстеру чашу с водой, которую как позорную жидкость выливали на голову осужденного. Судьи переодевались в траурное платье и шли в церковь. Осужденного сводили с эшафота, но не по ступенькам, а по веревке, которую привязывали ему под мышки. Разжалованного рыцаря клали на носилки, окутывали покровом и несли в церковь, где священники отпевали его, как покойника.

Позор, который навлекал на себя разжалованный и проклятый рыцарь, распространялся на несколько поколений его рода.

Из князей в грязи

Казнь тамплиеров

За менее серьезные преступления рыцарей подвергали наказанию сообразно с важностью совершенного ими проступка. Щит провинившегося рыцаря также привязывали опрокинутым к позорному столбу с обозначением преступления. Потом со щита стирали герб или какие-нибудь его части, рисуя на нем символы бесчестия.

Если рыцарь хвастался своими подвигами, а на самом деле ничего не совершал, его наказывали, укорачивая на его щите правую сторону главы герба. Если рыцарь осмеливался убить военнопленного, за это не только укорачивали главу герба, но и округляли ее снизу.

Рыцаря, который лгал, льстил и делал ложные доносы, чтобы втянуть своего государя в войну, наказывали, покрывая главу герба на его щите красным цветом и стирая бывшие там знаки. Если рыцарь безрассудно пускался в бой с неприятелем и этим причинял большие потери или бесчестье своим соотечественникам, его наказывали, рисуя внизу герба толчею.

Когда рыцарь уличался в лжесвидетельстве или попадался на пьянстве, на обеих сторонах его герба рисовали две черные мошны. Если рыцарь уличался в трусости, его герб замарывали с левой стороны. Кто не держал данного слова, тому в центре герба рисовали четырехугольник.

Если рыцарь был побежден на судебном поединке или же был убит и перед смертью сознался в своем преступлении, его тело клали на черную плетеную решетку или привязывали к хвосту кобылы. После этого тело отдавали палачу, который бросал труп преступного рыцаря в помойную яму.

Рыцаря, приговоренного к смертной казни за совершение тяжкого преступления, например за измену, разбой или поджог, обязывали перед казнью нести на плечах собаку. Это доказывало, что вероломный и преступный рыцарь стоит много ниже домашнего животного, которое отличается привязанностью и верностью к своему хозяину и никогда не изменит ему.

В «Записках о древнем рыцарстве» де Сент-Палея сказано, что после казни осужденного герольдмейстер или герольды объявляли детей и все потомство казненного «подлыми, лишенными дворянства и недостойными носить оружие и участвовать в военных играх, турнирах и присутствовать на придворных собраниях под страхом обнажения и наказания розгами, как людей низкого происхождения, рожденных от ошельмованного судом отца».

Современные формальности

Подлинное рыцарство исчезло в XV веке.

Подлинное рыцарство исчезло в XV веке. Современные сообщества людей с разным происхождением заимствуют либо терминологию, либо некоторые из ритуалов исчезнувшего сословия. Внешний вид и церемонии могут создать видимость дальнейшего существования этого воинского братства.

В международных братствах, таких как орден госпитальеров святого Иоанна Иерусалимского или орден Гроба Господня, еще сохранились религиозная вера и старинные рыцарские обычаи. Но большинство сообществ далеки от настоящего рыцарства. Во французском ордене Почетного легиона церемониал посвящения сведен к простому вручению медали, а что касается клятвы верности, то она уже давно отменена.

В Англии правом лишения почетного статуса рыцаря обладает только монарх. Подобная мера предусматривается в случае, если его обладателя обвиняют в совершении уголовного преступления, за которое срок тюремного заключения составляет три месяца и более, или же он осужден уполномоченными лицами или организациями за определенные действия или бездействие на профессиональном посту.

В современном рыцарстве нет главного, того, что поддерживало великих рыцарей прошлого, − хранить верность данной клятве и быть готовым постоянно совершать подвиги. Именно это чувство и толкало рыцарей в путь, пусть иногда для дурных поступков, но чаще всего для славных дел.

Сегодня отсутствие клятвы и неизбежного наказания за ее нарушение превращает большинство существующих рыцарских орденов и сообществ в отпетых заживо.

]]>Источник]]>

 

Загрузка...
Развернуть комментарии