Радистка Стемпковскаяна не сдавалась, даже когда фашисты отрубили ей кисти рук

Имя этой героической девушки, принявшей мученическую смерть во время Великой Отечественной войны, не вошло в учебники истории. 

«Леник!

Итак, с сего письма начнешь получать от меня письма о моих приключениях, о моей боевой жизни. Наступая на село Н., мы попали под небольшой пулеметный обстрел фрицев. Засели в окопах, а ведь с нами (нас три радиста) была и радиостанция. Фрицы постреляли, постреляли, да и умолкли. Мы опять двинемся вперед. Славные пехотинцы вышибли немцев из села.

Только мы вошли в село, перебежали в садок, как эти гады начали палить из минометов, все покрылось дымом, слышались только разрывы и треск. Мы еще не имели окопа, поэтому пришлось прилипнуть к земле и лежать. Касок никто не надел. Вдруг разорвалась метрах в десяти мина, осколки посыпались градом, и очень удачно, что из нас никто не пострадал — только случайность!

Кончился обстрел, наши боевые ребята привели пять пленных фрицев. Как один из них плакал!  Их увели в штаб. Вот пока все. Целую, Лена».

Из письма родным ( дата не указана ) радистки 216-го стрелкового полка 76-й стрелковой дивизии младшего сержанта Е.К. Стемпковской

Пленённой, фашисты отрубили ей руки, надеясь узнать военную тайну, но Лена не проронила и слова, предпочтя смерть позору и нарушению военной присяги. Ее подвиг сравним с героизмом Зои Космодемьянской.

Елена Стемпковская родилась близ Минска в 1921 году, потом переехала с родителями в Узбекистан, откуда добровольцем ушла на фронт в 1941-м. Погибла в августе 1942 года в Белгородской области, защищая в составе 216-го полка 76-й стрелковой дивизии Юго-Западного фронта подступы к Сталинграду (нынешнему Волгограду).

15 мая 1946 года, уже после окончания войны, ей было присвоено звание Героя Советского Союза. Это преамбула к описанию её подвига, достойного памяти и почитания.

О подвиге Зои Космодемьянской, казненной фашистами в подмосковном селе Петрищево, написал в газете «Правда» от 27 января 1942 года Петр Лидов. Статья называлась «Таня» – так назвалась девушка схватившим ее фашистам. Елена Стемпковская не сказала немцам, пытавшим ее, даже имени, вообще ничего – ни ни номера воинской части, в которой она служила, ни численности личного состава.

Последним ее сигналом в эфире был позывной «Роза», под которым она успела передать в штаб важные сведения, а потом разбила рацию прикладом винтовки, из которой вскоре успела застрелить трех немецких солдат.

…Весной 1942 года первая группа девушек – добровольцев, окончивших курсы радиотелеграфисток, прибыла в штаб Юго – Западного фронта. Среди них была и Елена Стемпковская – бывшая студентка Ташкентского педагогического института. Приняв военную присягу, она получила назначение в действующую армию – 216 – й стрелковый полк 21 – армии.

В двадцатых числах июня 216 полк занял оборону западнее села Зимовенька. Второй стрелковый батальон укрепился у восточного яра и построил оборону в районе сельского кладбища. Разведчики прощупывали передний край врага. Наши готовились к бою. На рассвете 29 июня 1942 года немцы открыли по нашим частям ожесточённый артиллерийский огонь, поддержанный бомбовыми ударами с воздуха, после которого предприняли попытку ворваться в наши окопы. Они шли в полный рост, считая наших погибшими. Но не прошли. Яр был усыпан гитлеровцами, погибшими от наших пуль.

Тогда противник стал обходить батальон с двух сторон, пытаясь его окружить. Силы были неравны. Отразив две атаки немцев, 216 полк вынужден был отступить. Командир 2 – го батальона капитан Савченко приказал 4 –й роте лейтенанта Петра Киреева прикрыть отступление батальона, а с наступлением темноты пробиться к своим. Политрук Трофим Черный провёл беседу с бойцами роты, которых оставалось всего… 16 человек.

Елена Стемпковская, получив приказ отойти с батальоном, поползла из блиндажа мимо командного пункта артбатареи. Заглянув туда, радистка увидела погибших корректировщиков.

Она взяла телефонную трубку из рук погибшего и услышала тревожный вызов: «Берёза, Берёза, Берёза». «Я Берёза», – отозвалась она. «Кто это там?» – удивились на другом конце провода. «Младший сержант Стемпковская, радист 2-го батальона. Нет тут больше никого, все ваши корректировщики убиты. Батальон отходит, немцы прут на пригорок… По кладбищу, огонь!»

Но недолго пришлось Лене корректировать огонь батареи. Телефон умолк, и она поползла к траншее.

Там политрук Чёрный и лейтенант Киреев с горсткой бойцов сдерживали натиск врага. Подняв автомат убитого бойца, она начала стрелять по наступающим фашистам. Из 18 человек в роте оставалось только трое: она, Чёрный и Киреев. Воздух был насыщен смрадом и запахом крови – только хватило бы сил выдержать, сохранить рассудок в этом аду. Из раскалённых стволов они косили наступающих немцев. Упал Киреев, сражённый пулей. Прямо на них шел вражеский танк, стреляя из орудий и пулемётов.

Навстречу ему с гранатой в руке поднялся Черный. Взрывом разорвало гусеницу, и подбитый танк завертелся на месте. Взрывной волной политрука Чёрного бросило в траншею и засыпало землей. Лена осталась одна. Перебегая из одного фланга траншеи на другой, она продолжала вести огонь из обоих автоматов, пока не была сражена вражеской пулей. Погибла вся 4 –я рота. В этом бою было отбито 4 атаки врага, но приказ был выполнен – полк и штаб батальона из окружения вышли.

А политрук Трофим Чёрный чудом остался жив. Взрывом гранаты его контузило и засыпало землей. Утром он выбрался из – под земли, но был взят в плен немцами, собиравшими трупы своих солдат. Пройдя все унижения и муки плена, он только через двадцать с лишним лет подробно рассказал об этом подвиге радистки Елены Стемпковской.

Весть о подвиге радистки «перешла» через линию фронта, обросла легендами, распространилась в полках, дивизиях, армиях, но при этом искажались место подвига и его обстоятельства. И только в 1955 году московский писатель Л.Н. Соловейчик – Соловьёв начал собирать материалы о подвиге радистки.

О дальнейшей судьбе младшего сержанта Стемпковской стало известно из рассказов местных жителей, но в большей степени со слов немецкого солдата-антифашиста, который перебежал через линию фронта в расположение частей Красной Армии.

Лену пытали, заставляя ответить на, казалось бы, простейшие вопросы: кто командир части, какова ее численность, какие планы командования.

Она молчала, когда обезумевший немецкий офицер вырывал ей волосы, бил в лицо рукояткой пистолета. И даже когда солдатским тесаком ей отрубили кисти рук, радистка не проронила и слова.

Фашисты предпочли ее убить, не понимая упорства слабой на вид девушки – сила и насилие явно не срабатывали.

О радистке Лене в войсках Юго-Западного, впоследствии Сталинградского, а затем 3-го Украинского фронтов, ходили легенды. Ей приписывались порой и несуществующие подвиги, но имя было на слуху – запало оно в душу красноармейцам и командирам как символ беззаветного служения и жертвенности ради своей Родины. Звание Героя Советского Союза ей присвоили лишь в мае 1946 года – во многом благодаря инициативе ее однополчан, которые настаивали на награждении мужественной радистки.

Имя Елены Стемпковской не забыто и в Ташкенте, где она училась перед войной в педагогическом институте. Там установлена мемориальная доска, ее именем названа средняя школа, где она училась.

На Белгородчине, в Шебекинском районе, есть монумент в честь радистки – Героя Советского Союза. Благодаря членам шебекинского клуба радиолюбителей «Эфир» память о подвиге смелой девушки продолжает жить во всем мире.

По установленной много лет назад традиции накануне Дня Победы участники местного радиодвижения собираются недалеко от памятника Елене и в полевых условиях ведут в ее честь сеансы связи со всеми континентами и государствами. И каждый раз позывной станции в селе Зимовенька «Радио Победа. Елена Стемпковская» слышат тысячи людей в эфире.

В Солигорском районе Минской области, где родилась Лена, тоже не забывают свою знаменитую землячку и собрали народные средства для установления мемориальной доски.

 
Загрузка...
Развернуть комментарии