Смерть Кощея в долларовой игле?

Двадцать лет назад об отказе от доллара могли говорить только наиболее маргинальные экономисты и политики и мало кто их воспринимал всерьез. А если бы кто-то предположил, что на острие атаки против долларовой системы окажется президент Еврокомиссии и председатель Китайской народной республики, то этого предсказателя сочли бы безумцем. 

Пять лет назад подобные предложения уже звучали громче, но в лучшем случае их высказывали наиболее смелые или радикально настроенные эксперты. И вот совсем недавно президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер выступил перед Европарламентом с программной речью, которую можно смело считать объявлением экономической войны США, причем в качестве первой и главной цели обозначено лишение американского доллара статуса главной мировой валюты. Более того, Юнкер сразу перешел к конкретным предложениям по демонтажу так называемой нефтедолларовой системы и заявил о том, что европейская валюта должна обязательно стать "лицом и инструментом новой суверенной Европы". 

Маловероятно, что глава Еврокомиссии занял столь радикальную позицию без поддержки со стороны своего главного политического покровителя, то есть Ангелы Меркель, которая, собственно, и обеспечила его назначение на должность. У Европейского союза не так уж много вариантов в плане возможностей сделать США по-настоящему больно, однако активное участие в дедолларизации — это очень хороший способ не только нанести довольно серьезный ущерб американской экономике и политической элите, но и неплохая возможность стимулирования европейской экономики за счет возросшего спроса на европейскую валюту. 

Ключевой тезис выступления Юнкера: "Это абсурд, что Европа платит за 80 процентов своего энергетического импорта (а это 300 миллиардов евро в год!) в американских долларах, хотя только два процента импорта энергоносителей приходится на США. Это абсурд, что европейские компании покупают европейские самолеты за доллары, а не за евро". Дальнейшие шаги, план которых руководитель Еврокомиссии пообещал представить уже к концу текущего года, вполне очевидны: брюссельские эмиссары сделают экспортерам нефти и газа очень привлекательные предложения по смене валюты, в которой исполняются контракты. Вместо доллара там постепенно начнет фигурировать евро, и хотя контракты такого рода почти все заключены на уровне частных европейских нефтегазовых и энергетических компаний, у Еврокомиссии (особенно при поддержке правительств Германии, Франции и Италии) всегда найдутся очень веские инструменты, чтобы убедить частные компании в необходимости изменить свои привычки ради общеевропейского блага. 

Из всех стран, которые продают Евросоюзу свои энергоносители, только Норвегия получает платежи в евро. Логичный вывод заключается в том, что в скором времени российским экспортерам энергоносителей европейские покупатели или политики предложат поменять валюту контрактов. Хорошо это для нас или плохо? С одной стороны,  дедолларизация мировой торговли объективно выгодна России и вывод российских экономических отношений с Евросоюзом из долларовой зоны сильно снижает уязвимость российских компаний перед американскими санкциями и ведет к отключению от долларовой системы в целом. 

С другой стороны — если вся торговля энергоносителями между Россией и Евросоюзом перейдет исключительно на евро, то это ограничит возможности развития интернациональной роли рубля. Эта задача была поставлена президентом Владимиром Путиным еще в 2007 году в его выступлении на Петербургском международном экономическом форуме. В своей речи президент сформулировал стратегические требования к повышению статуса российской валюты: "ни одну резервную валюту невозможно создать виртуально, невозможно назначить национальную валюту резервной. Поэтому наша задача, я имею в виду, задача Российской Федерации, заключается в том, чтобы сделать рубль более привлекательным, удобным, надежным средством расчетов для наших компаний, для наших соседей, для всех, кто хотел бы использовать его в своих расчетах". 

Если посмотреть на структуру взаимоотношений российской и мировой экономики, становится самоочевидным, что продавать (хотя бы частично) нефть и газ за рубли — это самый действенный из возможных инструментов повышения международного спроса на рубль. 

Перевод (хотя бы частичный) расчетов за нефть и газ в рубли позволит дать очень понятный ответ на вопрос: зачем могут быть нужны рубли международным инвесторам или просто коммерческим компаниям. 

В целом хотелось бы верить, что уже очевидная для всех необходимость дедолларизации российской и мировой торговли энергоносителями позволит сдвинуть с мертвой точки вопрос интернационализации рубля. Тем более, что на это место претендуют и другие страны, в первую очередь Китай. Китайская нефтяная биржа в Шанхае смогла меньше чем за год захватить более 14 процентов мирового объема торговли нефтяными фьючерсами, отобрав долю рынка у Нью-Йорка, Чикаго и Лондона и даже обогнав по объемам нефтяную биржу в Дубае.

Для Китая, который тоже работает над интернационализацией юаня и создавал шанхайскую площадку для торговли нефтью в течении долгих 10 лет, это по-настоящему серьезное достижение. 

Вспомним недавнюю историю. Каддафи был один из главных инициаторов создания золотого динара и предлагал использовать эту валюту прежде всего в мусульманских странах, причём ареал был достаточно широкий, начиная от Малайзии и кончая некоторыми африканскими странами. Но, к сожалению, дальше декларации дело не пошло. Как он собирался обеспечивать этот динар, действительно ли он должен был быть золотым? Скорее всего, у Каддафи не было серьёзных проработок, а золотой динар был просто пропагандистским шагом. Но этим шагом он спровоцировал американцев на военную агрессию против себя: оказалось достаточным то, что он отказался от использования доллара, перейдя в расчётах на евро - уже одно это привело в бешенство «хозяев денег». Плюс к этому Каддафи очень активно накапливал золото. Судьба этого золота сейчас не известна.
Силовое решение вопроса, как это было с Хусейном, с Каддафи, частично с Асадом, не проходит с Китаем и Россией - это игроки другого калибра. 

Но понимают ли в России, как надо действовать. Слушая руководителей страны, начиная с премьера и кончая Набиуллиной и Силуановым, создаётся чёткое ощущение, что проводить реформы в условиях сохранения позиций пятой колонны - всё равно, что строить «куличики» в песочницы: кто-то будет проходить и всё время их разрушать. К сожалению, в России это происходит постоянно. С марта 2014 года, когда со стороны Запада пошли первые угрозы по введению экономических санкций против России, было принято множество разного рода решений, сделано бесчисленное количество заявлений о дедолларизации нашей экономики. Но, к сожалению, это до сих пор остаётся только риторикой.

Китай успевает сделать гораздо больше. Так, в октябре 2017 года там создали систему PVP - Payment Versus Payment - это одна из технологий, которая позволяет быстро и без риска осуществлять обмен юаня на рубль, а рубль на юань. Это первая подобная система. Китайцы собираются её внедрять в отношения и с другими странами. PVP позволяет обходить систему SWIFT и обходиться без доллара. В мае прошлого года проходила большая конференция в Китае по поводу Нового шёлкового пути, на форуме присутствовал Путин, были заключены договорённости по этому проекту. Сейчас Российская Федерация является крупнейшим партнёром по проекту Нового шёлкового пути. Новый шёлковый путь - это, прежде всего, строительство железных и автомобильных дорог, и помимо России ещё как минимум 60 стран Китай собирается вовлечь в этот проект, который является альтернативой американской модели глобализации, альтернативой возможности американцев блокировать экономические связи через доллар, через SWIFT и через океан. Со всеми странами, включившимися в Новый шёлковый путь, Китай хочет заключать такие соглашения PVP, которые безусловно приведут к сильной потере позиций американского доллара. Если американцы действуют громко и грозно, то китайцы - тихо и постепенно. Это тактика малых шагов. И система PVP - как раз одно из проявлений тактики тихих действий по завоеванию мира, по продвижению юаня и по подрыву позиций американского доллара. 

Получается, что дедолларизация в текущем моменте — это не только призывы с самых высоких трибун ведущих мировых держав, но еще и конкретные приказы, поручения, программы действий, биржи и контракты. Процесс прошел, и именно этим объясняется кажущаяся необъяснимой нервозность Вашингтона, который одновременно пытается вести экономические войны и с Китаем, и с Россией, и даже с союзниками по НАТО.

Правда ли, что смерть американской гегемонии, как смерть Кощея, — в игле, точнее, в "долларовой игле"? Удастся ли сломать эту иглу геополитическим противникам США? И какое место в этих играх занимает Россия? Может быть, всё, что ожидает простых людей в этих геополитических шахматах - это изъятие долларов, очередные скачки курса и рост цен? 
 

Подписаться на секретный telegram-канал, чтобы не пропустить эксклюзивную информацию, не представленную больше нигде.