Тайны Бобруйской крепости

При строительстве ледового дворца «Бобруйск - Арена», строители столкнулись с чем то, что не смогли объяснить историки и археологи.

Когда рабочие принялись снимать слой земли возле 3-го полигона, примыкающего к улице Карбышева, на глубине 5 метров экскаватор неожиданно уперся ковшом в кирпичную кладку. По правилам, любые работы на историческом объекте должны проводиться в присутствии специалистов-историков.

]]>]]>

На «место происшествия» прибыл председатель Бобруйского городского Совета народных депутатов Михаил Бондаренко.

– Не исключено, что это стрелковая галерея, идущая во-о-о-н от того укрепления, — предположил он, кивнув на стоящий неподалеку горжевой редюит. — А может, и артиллерийский вал. Более точный ответ вам, конечно же, даст наука.

]]>]]>

Наука прибыла спустя десять минут. В лице главного специалиста института градостроительства по регенерации исторических центров городов Надежды Мироновой и научного сотрудника института истории НАН РБ Аллы Ильютик. Женщины извлекли из сумки какие-то схемы и принялись ориентироваться на местности.

– Нет, это не стрелковая галерея, — вынесла вскоре вердикт Надежда Александровна. — Не может ее тут быть. И вала артиллерийского быть не может. Вот, взгляните на схему, мы стоим здесь...

Действительно, если верить схеме, траншея была прорыта уже за рвом, а галерея вообще должна находиться в другой стороне. Во что же тогда уперся ковш машины?

В поисках ответа на этот вопрос столичные гостьи спустились вниз. После того как рабочие сняли лопатами еще немного грунта, загадок не убавилось, а прибыло: взглядам ученых предстала крупная — метра в полтора длиной — балка, сработанная из мелкого известняка.

– Сейчас даже предположить трудно, что это такое, — пожала плечами Алла Владимировна. — Может, когда взрывали укрепление, сюда попали какие-то фрагменты? Сказать что-то конкретное можно будет, только если рабочие полностью вскроют эту площадку.

На вопрос, почему первоочередным объектом реставрации был выбран именно 3-й полигон, Надежда Александровна пояснила:

– Конечно, если брать в отдельности, некоторые крепостные сооружения выглядят не хуже, а то и лучше. Но 3-й полигон — единственный комплекс фортификационных укреплений, сохранившийся в полном объеме. Ведь то, что мы видим сейчас, — это лишь верхняя его часть. Нижние этажи утоплены в земле. Так же, как и редюит исходящего плацдарма, располагавшийся со стороны минского форштадта, его нам, кстати, пока не удалось обнаружить — сегодня эту территорию занимают военные.

Не обнаружены и Минские ворота, хотя, по словам военных, они тоже должны сохраниться, поскольку в семидесятые годы были завалены лигнином».

«Лигнин (от лат. lignum — дерево, древесина) — вещество, характеризующее одеревеневшие стенки растительных клеток. Сложное полимерное соединение, содержащееся в клетках сосудистых растений и некоторых водорослях. Одеревеневшие клеточные оболочки обладают ультраструктурой, которую можно сравнить со структурой железобетона: микрофибриллы целлюлозы по своим свойствам соответствуют арматуре, а лигнин, обладающий высокой прочностью на сжатие, — бетону».

]]>]]>

]]>]]>

]]>]]>

]]>]]>

]]>]]>

]]>]]>

]]>]]>

]]>]]>

]]>]]>

]]>]]>

]]>]]>

]]>]]>

]]>]]>

]]>]]>

]]>]]>

]]>]]>

]]>]]>

]]>]]>

]]>]]>

Бобруйск — город областного подчинения в Белоруссии, административный центр Бобруйского района Могилёвской области.

После второго раздела Речи Посполитой территория Российской империи расширилась, и её границы отодвинулись на запад, оказавшись внутри старой линии обороны. Екатерина II, задумав усилить рубежи новыми крепостями, обратила внимание на удачное расположение Бобруйска. По указу императрицы город получил статус уездного, а также собственный герб с изображением корабельной мачты и двух перекрещенных деревьев. Геральдический символ обозначал главный промысел бобруйчан — сплав мачтового леса для строительства флота на Чёрном и Балтийском морях. В последние годы царствования Екатерины II в Бобруйске соорудили казармы, госпиталь и военный склад.

Строительство Бобруйской крепости как такой началось лишь в 1810 году при Александре I. Новые цитадели — Бобруйск и Динабург — были призваны закрыть брешь шириной в 1200 вёрст между укреплениями Риги и Киева. В качестве альтернативы Бобруйску предполагалось поставить крепость в Рогачеве, но поручик Теодор Нарбут, исследовав местность, обратил внимание на высокий берег Березины, где некогда стоял Бобруйский замок. Идея Нарбута, подхваченная инженер-генералом Карлом Опперманом, была высочайше одобрена Александром I. Руководители проекта возлагали надежды на то, что с реки да при возвышенном рельефе неприятель вряд ли осмелиться брать крепость штурмом.

Судьба Бобруйска была решена: 400-летний город стёрли с лица земли, уничтожив жилые дома и религиозные постройки, торговые лавки, мельницу, гостиницу и прочие сооружения. Оставили лишь основание старого иезуитского костёла, превратив его в хранилище боеприпасов. Крестьянам предложили свободные земли вокруг крепости и бесплатный лес для возведения новых домов. В короткие сроки, к 1812 году над обрывистым берегом Березины выросла мощная система фортов, связанных между собой земляными укреплениями.

По свидетельству старожилов, для прочности в крепостной кирпич добавляли яичные желтки и речные ракушки. И без того неприступную твердыню Опперман усилил глубокими, замаскированными сверху ямами («волчьими пастями») и подземными ходами, позволяющими совершать набеги в тыл врага.

Крепость в Бобруйске была оснащена по последнему слову европейской фортификации, что позволило её гарнизону выдержать 4-месячную осаду Наполеона. На три дня (6 — 8 июля) цитадель дала пристанище полководцу Багратиону, обеспечив его армию новыми бойцами (около 1,5 тыс. человек) и провиантом. Благодаря трёхдневному отдыху Багратион сумел вовремя соединиться с 1-ой русской армией Барклая-де-Толли под Смоленском, и это сыграло немаловажную роль в разгроме Наполеона.

Вопреки ожиданиям Бонапарта, в Бобруйске его ожидал не средневековый городок, а мощная крепость, готовая встретить врага во всеоружии. Ян Домбровский, дивизионный генерал наполеоновской армии, не решился на штурм и удовольствовался блокадой Бобруйской крепости. Против 300 крепостных орудий Домбровский мог выставить лишь 20 пушек. В ноябре русская армия под командованием Тормасова освободила Бобруйск, но цитадель свою миссию выполнила, сдержав натиск французских войск.

Безжалостное время разрушило Бобруйскую крепость — сегодня сохранилось около 50 объектов: несколько фортов, бастионы-редуты, казармы, фрагменты валов и здание бывшего иезуитского костёла.

]]>Источник]]>

 
Загрузка...
Развернуть комментарии