В.Катасонов: Украина - полигон электронно-банковского концлагеря

В марте 2015 года Международный валютный фонд (МВФ) и Украина заключили соглашение о шестой программе помощи Украине на сумму 17,5 млрд. долл. МВФ перечислил примерно половину запланированной суммы и ждёт выполнения Киевом взятых на себя обязательств. Среди них есть обязательство создания единого кредитного реестра Украины. 

Ещё в 2015 году в Верховной раде предлагалось рассмотреть проект закона № 3111, наделявший Национальный банк Украины (НБУ) правом создавать и вести единую базу банковских кредитов с полными данными о заёмщике. Однако процесс забуксовал, отвергались одни проекты, вносились новые. Только с сентября по ноябрь 2017 года в Раду внесли четыре проекта создания реестра, но ни один из них не стал законом. 

Идея такого реестра – это попытка ввести систему эффективного контроля над населением и бизнесом с помощью кредитных историй. Банкиры всегда принимают решения о выдаче кредитов с учётом кредитной истории потенциального клиента. Кредитная история даёт представление о том, какие кредиты физическое или юридическое лицо брало в прошлом и как оно исполняло соответствующие кредитные соглашения. 

В конце XIX века появились первые бюро кредитных историй (БКИ), которые учреждались несколькими банками и собирали информацию о кредитах и исполнении кредитных соглашений клиентами. К началу ХХI столетия БКИ существовали примерно в 90 странах мира. Некоторые из них обслуживают десятки и даже сотни банков, сотрудничают с другими финансовыми организациями (страховыми компаниями, лизинговыми фирмами, микрофинансовыми организациями), с арендодателями, с торговыми фирмами. В каких-то случаях БКИ продают информацию работодателям, которые рассматривают вопрос о принятии человека на работу и хотят иметь полные сведения о кандидате. Не чураются БКИ контактов с налоговыми службами, органами валютного и финансового контроля, иногда со спецслужбами. 

В США чётко определилась «большая тройка», которая монополизировала рынок услуг БКИ: Equifax, Experian и TransUnion. Это гиганты американского бизнеса, действующие как транснациональные корпорации. 

Equifax была основана в 1899 году, штаб-квартира в Атланте, штат Джорджия. Активы – 6,7 млрд. долл., годовые продажи составляют 3,1 млрд. долл., операционная прибыль – 0,8 млрд. долл. (2016 г.), численность персонала – более 9 тысяч сотрудников в 14 странах. 

Experian – молодая компания, основанная в 1996 году. Де-юре это даже не американская компания, её юридическая прописка – Дублин (Ирландия). Фактически Experian – американо-британская компания. Активы – 7,4 млрд. долл., годовые продажи – 4,6 млрд. долл., операционная прибыль – 1,2 млрд. долл. (2016 год). В компании работает около 17 тысяч человек в 37 странах. 

TransUnion была основана в 1968 г. Штаб-квартира в Чикаго, штат Иллинойс. Активы – 4,8 млрд. долл., продажи – 1,7 млрд. долл., операционная прибыль – 0,3 млрд. долл. (2016 год). Число сотрудников – 4700. Компания работает в первую очередь с историями получателей потребительских кредитов. 

Под колпаком «большой тройки» находится всё взрослое население США, её щупальца тянутся во многие другие страны. Equifax собирает информацию более чем о 800 миллионах физических лиц и более чем 88 миллионах компаний по всему миру. В базе данных Experian – информация о 235 млн. физических лиц и 25 млн. компаний и организаций. А если верить компании TransUnion, в её базе данных содержится информации примерно о миллиарде физических лиц, проживающих в 30 с лишним странах мира. 

Власти Украины решили не отставать в плане контроля над населением. Ещё в 2005 году был принят закон Украины «Об организации формирования и обращения кредитных историй», который регламентировал деятельность БКИ и ставил их под контроль НБУ. Сегодня в реестре Национального банка Украины числится девять БКИ. Однако качество информации, предоставляемой украинскими БКИ, оставляет желать лучшего. Много ошибок, искажений, откровенных подделок. А самое главное, в условиях украинского хаоса девять автономных бюро – перебор. Трудно составить паззл, если отдельные его фрагменты разбросаны по девяти конторам. В тех же Соединённых Штатах 99 процентов нужной информации о физических и юридических лицах можно найти в «большой тройке». МВФ не возражает, чтобы на Украине сохранялась видимость рынка БКИ и оставались девять организаций, но настаивает на том, чтобы вся информация, собранная БКИ, была сосредоточена в одном месте. Фактически это модель электронно-банковского концлагеря. 

Против данного проекта – украинские БКИ, которые понимают, что в такой схеме они станут не нужны и им придётся передать накопленную информацию НБУ. Против единого кредитного реестра и народ, который справедливо опасается, что персональные данные будут уходить из Нацбанка на сторону. А поддерживают проект часть коммерческих банков, которым легче получать информацию «из одного окна», и, конечно, Национальный банк Украины, который стремится получить самую мощную в стране базу данных на физических и юридических лиц, какой нет наверняка и у СБУ. А «бенефициаром последней инстанции» станет Вашингтон. Точнее, горстка настоящих хозяев Америки.

Сегодня не очень много стран, где бы вся информация кредитного характера консолидировалась в одной базе данных. В некоторых европейских странах центробанки или иные финансовые регуляторы аккумулируют кредитные истории только по большим кредитам (скажем, в еврозоне – более 1 млн. евро), всё остальное отдается на откуп традиционным кредитным бюро. Почти вся кредитная информация сосредоточена в одном месте в таких странах, как Болгария, Румыния, Португалия, Грузия, Латвия. В мае 2017 года ЦБ РФ сообщил, что намерен создать единую базу данных о кредитах и задолженностях граждан, доступ к которой получат все банки. Примерно такую модель МВФ и Еврокомиссия навязывают Киеву. Действующим кредитным бюро решили «бросить кость»: мол, НБУ будет аккумулировать информацию только по крупным кредитам и заёмщикам, остальные по-прежнему будут проходить через существующие БКИ. В этом случае при установлении водораздела по кредиту в 50 тыс. гривен в кредитный реестр НБУ попадёт информация лишь о 5% частных заёмщиков. В поисках данных о платёжеспособности остальных 95% клиентов-физлиц кредитные учреждения по-прежнему будут обращаться в БКИ.

 Однако осенью 2017 года создание единого кредитного реестра на Украине затормозилось. Стало очевидным, насколько велики риски сосредоточения кредитной информации в одной базе данных. Это показал беспрецедентный случай утечки информации из базы данных Equifax. В сентябре её руководство сообщило, что сайты компании подверглись кибератаке и персональные данные 143 миллионов клиентов (имена, адреса, номера страховок, номера водительских прав и т. д.), а также номера кредитных карт 209 тысяч человек похищены неизвестными злоумышленниками. Это несколько охладило пыл сторонников создания единых кредитных реестров. 

МВФ использует Украину как полигон для отработки новых схем управления различными областями жизнедеятельности человека. Я ]]>уже писал]]>, что сегодня на Украине отрабатывается использование технологий «блокчейн» для создания электронного правительства и проведения приватизационных сделок, готовится проект введения криптогривны и т. д. Всё это элементы конструкции электронно-банковского концлагеря. К этому же относится проект максимальной централизации кредитной информации в Центробанке.

P.S. 18 декабря Национальный банк Украины (НБУ)  разместил на своём сайте сообщение, согласно которому Киев должен начать переговоры с Международным валютным фондом (МВФ) о новой программе сотрудничества до того, как завершится нынешняя, действующая до начала 2019 года. Без поддержки западных финансовых институтов Украина не сможет обеспечить выплаты по государственным долгам. «Ключевой макроэкономический риск для финансовой стабильности в ближайшие годы  – прекращение сотрудничества с МВФ. Без поддержки международных институтов успешное рефинансирование 20 миллиардов долларов суверенного и гарантированного государством долга со сроком погашения в 2018-2020 годах маловероятно. Украине стоит начать переговоры о запуске новой программы сотрудничества с МВФ еще до завершения нынешней в начале 2019 года…», –  говорится в сообщении НБУ.  

«Украина обречена иметь программы с фондом на ближайшие 10-15 лет, поскольку у них в 2019 году скачок платежей по новым кредитам от фонда, Евросоюза, Америки. 19-20 годы – пики платежей. Это значит, что если не будет новой программы, то вероятность дефолта Украины очень большая»,  – сообщил  высокопоставленный источник в Фонде. 

 
Загрузка...
Развернуть комментарии