Говорит Польша: Чему учат польские учебники истории?

Об особенностях преподавания истории XX века в польских учебниках истории.

Ведущая польская газета «Речпосполита» вдруг озаботилась тем, как в белорусском учебнике освещается Катынь.

Произошло это сразу после того, как в РБ поднялась волна возмущения против реабилитации Райса-Бурого, чистильщика и убийцы белорусского населения Белосточчины.

В ответ нам решили предъявить некие белорусские грехи. Мол, у нас мало упоминаний о польских проблемах.

Однако автор публикации о белорусских учебниках совсем не поляк, а уже известный нам товарищ, который ранее писал о якобы притеснении польского образования в Беларуси.

Ранее мы уже упоминали его в своей статье – это уроженец РБ и выпускник программы Калиновского, бывший руководитель «Моладзі БНФ» на Мядельщине. Забавно, как из белорусского националиста он превратился в польского и теперь отстаивает польские интересы.

Конечно, под каждое требование поляков или их добровольных помощников мы не станем переписывать учебники, тем более не действующие.

И, прежде чем ковырять песок из глаз, посчитаем «бревна» в учебниках польских.

Самый лакомый кусок их истории – это межвоенная Польша, вторая Речь Посполитая, которую буквально разрывал на части нерешенный национальный вопрос.

Приведем некоторые цитаты оттуда, которые затрагивают непосредственно белорусов.

О праве поляков на полонизацию крес

«Пилсудский стоял на берегу океана людей, замкнутых в своей полной анархии. Железо куют, пока оно горячо, а ход истории – перед лицом таких событий, как революция в России. Пилсудский прежде всего боялся возвращения царской России.

По украинскому или литовскому вопросу Пилсудский руководствовался исключительно польскими соображениями.

Во-первых, он стремился к расчленению России, во-вторых, считал, что государства, граничащие с Польшей, освободятся с помощью Польши от России, попадут с легкостью под влияние Польши, что поляки смогут их так же через некоторое время полонизировать, как дворяне бывшей Республики полонизировали и Литву, и Русь».

Оправдание принципа моногосударства в польских учебниках

«Дмовский был сторонником концепции инкорпорации, предполагающей включение в состав речи Посполитой земель в большинстве населенных польскоязычным населением или тех, на которых поляки были в меньшинстве, но составляли своего рода «элиту политическую, экономическую и культурную».

Он рассчитывал на то, что удастся привести к ассимиляции человек другой национальности и, тем самым, создания государства «jednonarodowego» (т.е. моногосударства – А.Л.) На востоке Польши были присоединены такие области, как Литва, Галиция, Восточная и «земли по реку Березина».

«Восточная граница была сформирована, прежде всего, в результате действий военных. Борьба была не только спором за территориальную принадлежность в областях, но также была борьбой за существование польского государства».

Польша как щит против мирового большевизма

«Летом 1919 года польские войска захватили значительную часть Белоруссии и Волыни. Пилсудский, однако, решил остановить наступление, потому что в гражданской войне в России верх взяли белые и большевистская армия была близка к полному поражению.

Простой в боевых действиях с Польшей был использован большевиками, которые добились успеха в гражданской войне, и… начали подготовку к борьбе с Второй Речью Посполитой».

Т.е. поляки жалеют, что «не дожали» большевиков, когда те были слабее.

Данный плакат размещен в учебнике, чтобы проиллюстрировать пропаганду того времени.

А вот как учебник комментирует Рижский мир, по которому оторвали половину белорусских и украинских территорий.

«Поляки признали господство России над Украиной, отказались от требований в части белорусских земель, которые готовы были отдать России».

Т.е. учебник пишет о том, что поляки любезно отказались от претензий на «вторую половину», а не о том, как они оккупировали земли с этническим белорусским населением.

Об отрицании права белорусов на самоопределение

Конечно, в учебнике нет ни слова о Картуз-Березском концлагере, нарочанском восстании, рудобельской республике и прочих конфликтах. Как известно, проблемы негров не интересуют шерифа.

Вот как учебник вскользь упоминает белорусский вопрос:

«В принципе, они были меньшинством, лояльным к Польше, тем не менее, с их стороны были акты террора, скорее всего, вдохновленные большевиками, которые пытались в первые годы существования независимого Польского государства поощрять белорусское (и украинское) население организовывать выступления против представителей польской власти».

После прочтения создается стойкое впечатление, что Вторая Речьпосполитая – совсем не авторитарная военная диктатура, которая подавляла национальные движения и даже поучаствовала в разделе Чехословакии, а самое лучше, доброе и справедливое государство на земле.

Вот чему нужно учиться у поляков.

Наши же националисты, наоборот, кричат о том, что в учебниках мало критики советского строя и что нужно больше грязи.

Партия «Право и справедливость» вносит новое слово в историографию

В минувшем году ПиС ликвидировал белорусские гимназии (кстати, где по этому поводу возмущение наших оппозиционеров?) и тогда же приняла новые учебники.

По сравнению с ними старый учебник, который мы цитировали выше, может считаться образцом либерализма.

Даже в крайне консервативном польском обществе они вызвали полемику и насмешки.

Чтобы нас не обвинили в необъективности, обратимся к статье польского историка, доктора наук, редактора журнала «Политика» Адама Лещинского, профессора университета SWPS в Варшаве.

Мы перевели отдельные фрагменты его статьи-рецензии на новый учебник истории.

Папа и «проклятые гусары» бьют большевика

Реформа школьных программ в духе «ПИС» вступила в силу.

Новые учебники по истории для начальной школы говорят почти исключительно о Боге, войнах и восстаниях. При этом «Католическо-национальная борьба» сопровождается манипуляцией фактами.

Адам Лещинский проанализировал три учебника для четвертого класса начальной школы: Tomasza Małkowskiego (Gdańskie Wydawnictwo Oświatowe); Wojciecha Kalwata i Małgorzaty Lis (WSiP); Bogumiły Olszewskiej, Wiesławy Surdyk-Fertsch oraz Grzegorza Wojciechowskiego (Nowa Era).

«История начинается в четвертом классе как отдельный предмет. Я выбрал этот класс, потому что в пропаганде, адресованной самым маленьким, проще всего показать послание политической власти.

Во-первых: программа перегружена. Четвероклассник (ребенок 10 лет) проходит весь курс истории Польши. Начинается от очень абстрактных тем: «что такое история» и «как узнать прошлое». Это трудно, тем более, что сами историки спорят о том, что такое история, и можно ли прошлое вообще узнать, и если да, то каким образом.

Потом через крещение Польши, польско-литовскую унию, битву под Веной, восстания – мы приходим к «Солидарности» и Папе. Вот путь, который проходит история нашей страны: от крещения до Папы, через битвы и резню.

«Солидарности» – 10-миллионному движению, которое изменило историю нашей страны – было уделено столько же места, что и Папе-поляку.

Во-вторых: программа на 80 процентов касается войн, восстаний и правителей.

Чем же занимались наши предки? Отвечая на вопрос об этом, четвероклассник ответит, вероятно, что войнами и молитвами. В перерывах между одним и другим, они жили во дворцах.

О том, что 90% населения Польши на протяжении 90% ее истории были крепостными крестьянами, четвероклассник, скорее, не узнает, а если узнает, то не запомнит, ибо занят войнами и восстаниями, а также героями, принадлежащими исключительно к социальной элите», – отмечает профессор Адам Лещинский.

Культ «проклятых солдат»

И дальше польский профессор пишет:

«Ученик не узнает – потому что об этом есть лишь упоминания – что Польша до 1939 года всегда была страной многонациональной. Отдельной темой стали Крестоносцы, но не Холокост – хотя это одно из немногих событий, важных для истории всего человечества (а может быть, и единственное), которое имело место на наших землях».

При этом учебники создают культ «проклятых солдат», искажающий прошлое:

«Большинство Поляков не хотело, чтобы Польшей правили коммунисты. Некоторые отряды бывшей АК боролись с новой властью. Этих людей мы называем «несокрушимыми» или «проклятыми солдатами» (Małkowski, с. 146).

Неправда: не только войска бывшей АК (расформированной, напомним, ее командованием 19 февраля 1945 года) – боролись с властью. Сражались отряды многих политических группировок, в том числе и крайне правые. Это, однако, мелочь. Названия „несокрушимые” и „проклятые” — это названия оценочное, из словаря исторической политики «писсов». Историки используют термин описательный: напр., профессор Рафал Внук говорит о „независимом подполье”.

Настоящая манипуляция состоит здесь, однако, в сопротивлении коммунизму путем вооруженной борьбы.

В одном из учебников среди трех основных национальных праздников находятся рядом Праздник Независимости, День Конституции 3 мая и День Проклятых Солдат (!!!)», – замечает Адам Лещинский.

Адам Лещинский о ПНР:

«История коммунизма в учебниках – это только история жестоких репрессий, от убийства „проклятых солдат” до военного положения. ПНР изображается исключительно как тоталитарный режим, постоянно убивающий своих противников. Авторы подчеркивают нищету, дефицит в магазинах, очереди, цены. Ученик не пишет, однако, ничего об условиях работы в межвоенной Польше – где условия труда на фабриках были гораздо хуже, а зарплата реально ниже, чем до 1914 года. В течение периода ПНР уровень жизни и доходы, однако, росли, хотя и медленнее, чем на Западе.

Были причины – из-за которых миллионы поляков в опросах после 1989 года отвечали, что в ПНР им жилось лучше.

Я написал давным-давно диссертацию о забастовках в период „Солидарности”, основываясь, в частности, на беседах с рабочими. Они жаловались на плохое обращение и низкую заработную плату в ПНР, но жизненная ситуация многих из них в 2004 г., когда я собирал эти интервью, была хуже, чем при коммунистах.

В учебнике же – отбор фактов и односторонне описании вне всех нюансов и контекста. Никто не станет защищать ПНР, но демонстрировать ее в качестве тоталитарного режима является фальсификацией истории.

Во II Речи Посполитой также закрывали оппозицию в тюрьмы, сажали людей в Березу без суда и стреляли в протестующих рабочих – и так много раз. Этого, однако, ученик из учебника не узнает. Зато он узнает, что был построено порт в Гдыне, что было невероятным достижением».

Еще одна цитата о ПНР (Кальват и Лисица, с. 164):

«Коммунистическая партия проконтролировала работу всех государственных органов и жизни общества. Власть контролировала содержание прессы, книг, радио и телевидения. Через них партия передавала неверную информацию, подчеркивала свою непогрешимость и хвалила альянс, соединяющий Польшу с Советским Союзом».

«Да, партия контролировала работу государственных органов. Была цензура. Поляки имели, однако, большой диапазон свободы,

– замечает польский профессор Адам Лещинский. –

ПНР стала временем расцвета польского искусства, культуры и литературы: Вайда и Кесьлевский снимали в ПНР фильмы, Анджеевский и Шимборская писали свои произведения. Да, это происходило очень часто вопреки власти – но происходило. Не говоря уже о восстановлении страны из разрухи войны и послевоенной индустриализации, урбанизации и повышении общественной жизни, связанной с переходом из сельской местности в города.

В учебнике же ПНР является равномерно черной, трагической эпохой скорби, в которой не было ничего хорошего. Даже 10-летним детям не стоит так упрощать».

О религии

Из тьмы ПНР поляков освободил Папа.

Главы, посвященные папе и Церкви в ПНР являются во всех трех учебниках очень странными. Приведем цитату (Кальват и Лисица, с. 170):

«Многие священники находились в заключении в тюрьмах и были убиты. Не позволялось также строительство новых церквей, а религию как предмет преподавания убрали из школ».

Адам Лещинский рассуждает на эту тему:

«Если бы кто-то из вас забыл, как было, то напомню: коммунистические власти в первый период после войны, на самом деле посадила некоторых священников. На самом деле не разрешали строительство церквей – в определенные периоды! – а религию убрали из школ.

Но Церковь в ПНР после гонений била рекорды по числу священников и были построены сотни новых церквей. Религию из школ убрали только в 1961 году. Миллионы польских детей ходили, однако, на религиозные занятия, и никто им не мешал. Манипуляция авторов заключается в том, что информацию о реальных преследованиях распространяют на весь период ПНР.

История Польши в целом в учебниках – это область божественных вмешательств (таких как „Чудо над Вислой”). Мы, поляки, мы защитили всю Европу от большевизма в 1920 году».

Приведем цитату (Olszewska и др., с. 120):

«Победа в Варшавской Битве спасла не только польское государство. Если бы поляки не остановили большевиков под Варшавой, их армия могла бы захватить другие страны и навязать им коммунизм».

Вы можете их оправдать: то же самое говорит сегодня президент Дуда (по случаю 15 августа) и другие политики правящей партии.

Историческая правда, однако, является более сложной. На запад от нас стояли армии, значительно сильнее польской. Восстания коммунистов в Германии и в Венгрии были уже летом 1920 года подавлены.

Сам факт «Чуда над Вислой» рассмотрен в религиозно-националистическом духе. Приведена картина Ежи Коссака „Чудо над Вислой”, ужасная мазня, на которой Богородица в лучах света, выходящих из облаков и с помощью ангельских сонмов, позволяет полякам победить красные азиатские орды.

Это только некоторые примеры – их очень много. Как видно, авторы учебников не лгут прямо, но очень явно искажают прошлое. Они делают это, прежде всего, вырывая факты из контекста. Например, реальные события – такие, как убийства священников в ПНР – возводятся в ранг правила, как если бы убийства священников описывали всю совокупность отношений власти с Церковью.

Результатом является видение двадцатого века, в котором непорочный польский народ борется с плохим коммунизмом за независимость под руководством Церкви. Больше ничего там нет.

Это видение родом из «богоотечественных» детских книг, которые пописывал сегодняшний председатель Института Нацпамяти д-р Ярослав Шарек.

Проклятые гусары под командованием Иоанна Павла II прогоняют безбожных коммунистов: вот аннотация всей этой «истории». Ее целью является воспитание последующих поколений избирателей католическо-национального правого лидера. Когда ПИС уйдет, одной из первых задач для новой, демократической власти будет отказ от этой пропаганды и восстановление реальных пропорций о прошлом. 

УНИКАЛЬНЫЕ КНИГИ В ЛИЧНУЮ БИБЛИОТЕКУ, или в подарок.