"Игорь, отступись, не связывайся ты с ними!" - "Нет, я их сковырну"

Простой русский мужик Игорь Сапатов не стоял в стороне, когда у его односельчан дегенераты отбирали землю, чтобы построить очередной особняк. Все остальные видимо, считали, что их хата с краю. Несложно догадаться, что будет с ними теперь, после убийства Игоря.

В Татарстане расстреляли защитника заповедной зоны

Он открыто рассказывал о махинациях с "особо охраняемыми природными территориями" по берегам Камы и Волги.

Игоря Сапатова убили вечером 18 июля. Ему было 40 лет, он жил с семьей в Теньках. Телевизор не смотрел, в свободные часы сидел в Интернете. Лет пять назад жители Теньков написали коллективные петиции в Роснедвижимость, Росприроднадзор, министру внутренних дел и президенту России. О махинациях с "особо охраняемыми природными территориями" по берегам Камы и Волги. Как под прикрытием права сельчан на приоритетное получение земли без их ведома на них оформляются прибрежные участки, как потом эти участки перепродаются богачам, для которых здесь, в заповедной зоне, строятся 2 - 3-этажные терема и каналы, перекапывается берег и перекрывается доступ к реке, сообщает "Вечерняя Казань".

На это никакой внятной реакции правоохранителей не последовало; жители Теньков перестали бороться, а Игорь продолжал жаловаться. Писал и о краденых из местного лесничества саженцах, которыми "облагораживаются" эти краденые земли. И прямо называл того, кто это делает.

В 2009-м дом Сапатова пытались поджечь, ему подбрасывали патроны (к счастью, обнаружил их первым), подсылали убийцу. Тогда Игоря выручили навыки самбо. А возбужденные-таки по этим случаям уголовные дела были вскоре закрыты "за отсутствием подозреваемых".

А Игорь продолжал писать на антикоррупционные сайты: "Был осуществлен захват участков, в основном прибрежной полосы. Также был отобран у школьников Теньковской средней школы подсобный участок, на котором они выращивали картофель для своей столовой, участок у фермера и много других участков, в основном у пенсионеров. Все попытки обращения в полицию, прокуратуру, администрацию района, суд заканчивались полным бездействием властей. При попытках обращения на более высокие уровни дела спускались обратно в район".

В тот самый вечер, рассказывают знакомые погибшего, Игорь с сыном поехали за песком. Сын, пока его ждал на дороге, увидал кого-то в кустах, когда Игорь подъехал с песком, сказал ему: "Папа, там кто-то прячется". Пошли посмотреть, а тот выскочил - и стрелять!

Игорь толкнул сына в сторону села, а сам побежал в другую - в поля. Саша добежал до соседей, сосед завел машину, и они поехали на выручку... Далеко в поле они нашли Игоря - мертвого, в крови. Он был сильным и бежал до последнего даже раненый, уводил убийцу от жилья.

- Понаехали полицейские, следователи... - говорит соседка. - До трех утра он так и лежал в поле, весь в крови.

На вопрос, с чем местные связывают это убийство, она без колебаний отвечает, что только с его борьбой против захвата этих земель, кто бы ни были эти захватчики:

- Это же самая настоящая мафия! И разве к ним кто-то решится подойти, сказать: а не ваших ли рук это дело?! Ему все говорили: "Игорь, отступись, не связывайся ты с ними!" - "Нет, я их сковырну". Да разве таких сковырнешь?!

Всех нас в прокуратуре допросили, и сына, и дочку... - рассказала жена Игоря. - Раскроют ли его убийство, не знаю. Не уверена.

В ОВД Камско-Устьинского района заявили, что никакой информации о ходе расследования дать не может. Сказали, что это дело в следственном управлении СКР. В пресс-службе СУ СКР по РТ обрадовали было, что информация вот-вот будет готова, но затем перестали отвечать на звонки.

]]>]]>Источник]]>]]>

 

Загрузка...
Развернуть комментарии