Незаконные вырубки русского леса начнут мониторить из космоса

Всеобщая информатизация достигла одного из самых закрытых и криминогенных сегментов российской экономики – леса. У всех на слуху сообщения о гигантской вырубке леса, отправляемого из Сибири в Китай, интернет полон фотографий, показывающих голую равнину на тех местах, где недавно росли леса.

Еще не так давно эффективность борьбы с незаконными вырубками была, мягко говоря, невелика. Огромные территории, за которыми необходимо следить, низкая зарплата лесников, коррумпированность местных властей, гигантские прибыли от продажи леса – все это создавало питательную почву для хищнического истребления российских лесов.

Однако теперь в стране создается специальная система, которая в режиме реального времени будет показывать состояние всего лесного хозяйства – в том числе те районы, где ведется интенсивная заготовка леса. Есть надежда, что с помощью компьютерных и космических технологий незаконные вырубки исчезнут в России как явление.

О том, как подобное будет происходить, газете ВЗГЛЯД рассказал директор ФГБУ «Рослесинфорг» Игорь Мураев.

ВЗГЛЯД: Игорь Геннадиевич, какое отношение «Рослесинфорг» имеет к учету российского леса?

Игорь Мураев: «Рослесинфорг» – федеральное бюджетное учреждение, которое занимается проведением лесоучетных работ на всей территории Российской Федерации. У нас 37 филиалов, более четырех тысяч сотрудников и несколько основных направлений работы.

ВЗГЛЯД: Каких?

И. М.: Во-первых, мы проводим государственную инвентаризацию лесов. В 2020 году мы ее закончим и получим полную, объективную и в цифровом виде информацию о лесном фонде на всей территории Российской Федерации.

Второе – это лесоустройство. Этот вид работ связан не просто с учетом леса, но и с проектированием мероприятий по охране, защите и воспроизводству лесов. Иначе говоря, как правильно использовать лес – и при этом его охранять, воспроизводить и ухаживать за ним.

Большой блок работ связан с определением границ лесничеств. К 2023 году все леса Российской Федерации, где образованы лесничества, должны иметь границы, и эти границы должны быть занесены в Единый государственный реестр недвижимости. Это делается, чтобы защитить леса от незаконных, необоснованных изъятий и неправомерных действий.

И последний блок работы нашей организации – это информатизация в лесном хозяйстве. Уже сегодня разработана карта «Леса России» – это интернет-сервис, который позволяет визуализировать информацию о лесных ресурсах на всей территории Российской Федерации. А в ближайшие годы будет создана единая информационная система в лесном хозяйстве, которая объединит все профильные информационные ресурсы, в том числе в регионах. Проект соответствующего федерального закона проходит сейчас стадию согласования в органах власти.

ВЗГЛЯД: Что даст подобная информационная система?

И. М.: С ее помощью мы сможем проводить постоянный мониторинг изменений во всех лесах России. В режиме реального времени на специальной карте можно будет увидеть, что в такой-то точке леса происходит, например, вырубка. Затем эти данные будут отправляться в соответствующие государственные структуры, чтобы они смогли определить ее законность. И если незаконная, принять необходимые меры.

ВЗГЛЯД: Каким образом происходит сбор информации о лесах? Можно ли быть уверенными в ее точности?

И. М.: До последнего времени эта работа делалась, условно говоря, вручную. Специалисты находятся в лесу и проводят соответствующие лесоучетные работы.

Однако понятно, что постоянно находиться в лесу невозможно, как и невозможно держать столь огромный штат сотрудников, который бы справлялся со всем необходимым объемом работы. Кроме того, есть труднодоступные места. Поэтому мы внедряем новые методы лесного учета.

ВЗГЛЯД: Речь идет о космосе?

И. М.: Мы называем это дистанционными методами. И да, мы работаем совместно с Роскосмосом, информация о состоянии лесов будет в оперативном режиме собираться с использованием спутниковых снимков. Съемка из космоса будет обнаруживать то или иное изменение, которое произошло в лесу (вырубка, появление свалки, карьера и так далее), а информационная система автоматически будет определять это изменение как законное или же с признаками незаконного использования лесов.

ВЗГЛЯД: Вы упомянули незаконные вырубки. Как сегодня проводится их обнаружение и борьба с ними?

И. М.: На сегодняшний день контроль за незаконными рубками осуществляется натурно – то есть он должен проводиться лесничествами. Иначе говоря, обнаруживать рубки должны лесники. Но дистанционный мониторинг на основании космических снимков уже начал внедряться, и в этом году мы таким образом проанализировали около 140 млн гектаров лесов.

ВЗГЛЯД: А если есть сомнения, что рубка незаконная?

И. М.: Если есть спорные моменты и нельзя точно сказать, что это то или иное правонарушение, то производится проверка этой вырубки с выходом в лес – как говорят у нас, «в натуру», в том числе нашими специалистами.

ВЗГЛЯД: Но 140 млн гектаров – это ведь далеко не все леса России. Почему выбраны были именно эти территории для мониторинга?

И. М.: Специальными методами мы квалифицировали лесной фонд по признакам возможного возникновения незаконных рубок. С учетом десятилетней статистики, с учетом наличия инфраструктуры мы спрогнозировали, что именно на данных территориях возможно возникновение правонарушений. В ближайшей перспективе, год-два, объем дистанционного мониторинга мы должны довести до более 200 миллионов гектаров. Это составляет порядка 20% всего лесного фонда России, и это именно те места, где велика вероятность совершения незаконных рубок леса.

ВЗГЛЯД: Насколько эффективен такой мониторинг с точки зрения борьбы с незаконными рубками?

И. М.: У нас есть достоверная информация, что при таком мониторинге, особенно если он ведется непрерывно, на соответствующих территориях объем незаконных вырубок падает. Более того, есть примеры, когда в ряде лесничеств субъектов Федерации он был вовсе таким образом сведен к нулю. Если лесопользователь понимает, что все его действия эффективно и в режиме реального времени отслеживает государство, а незаконные действия немедленно будут доведены до правоохранительных органов – он ведет себя куда более цивилизованно.

ВЗГЛЯД: Можно ли сказать, что еще несколько лет назад такого инструмента контроля не существовало и органы власти не имели информацию о незаконных вырубках леса в необходимых объемах?

И. М.: Несомненно, во-первых, не было таких объемов дистанционного мониторинга. А во-вторых, отсутствовала информационная система «Лес ЕГАИС». Стыковка мониторинга и системы «Лес ЕГАИС» дала совершенно новое качество знания о происходящем в российских лесах.

ВЗГЛЯД: Но проблема незаконных рубок все еще сохраняется.

И. М.: Да, еще есть территории, субъекты Федерации, где объем незаконных рубок пока составляет большую величину. Мы это фиксируем и отправляем правоохранительным органам для реагирования.

ВЗГЛЯД: Как вы в целом оцениваете запасы леса в России? Как они меняются в последнее время – растут или падают?

И. М.: Запасы древесины и площадь лесного фонда в России одни из самых больших в мире. И более того, лес ежегодно прирастает, в естественных условиях лес растет, его объемы становятся больше. По данным проводимой нами государственной инвентаризации лесов,

запасы древесины в лесном фонде России на 25-30% больше того объема, который официально учтен сегодня.

ВЗГЛЯД: Но нет ли все-таки такой опасности, что бесконтрольные, да даже и контролируемые, законные вырубки уничтожат российский лес? Может быть, стоит уменьшить объемы вырубки леса в России?

И. М.: Там, где лес используется, там он и восстанавливается. Если у древесины подошел соответствующий возраст – ее надо заготавливать. Дерево каждой породы живет определенное количество лет, потом оно может начать ослабевать и даже погибнуть, создавая угрозу для существования остального леса: болезни, заселение вредителями, ветровалы и пожары. Поэтому главный принцип – рациональное использование лесных ресурсов: и заготовка, и охрана, и защита, и конечно же, воспроизводство.

Сейчас принят ряд федеральных правовых нормативных актов, которые определяют необходимость лесовосстановления после вырубки. Это касается не только промышленной лесозаготовки, но и земельных, инфраструктурных объектов. Гектар леса вырубил – гектар леса должен восстановить.

ВЗГЛЯД: Буквально сейчас проходит акция «Сохраним лес». Как вы к ней относитесь?

И. М.: Очень хороший и значимый проект, в рамках которого высажен уже не один миллион деревьев. Эти акции в ближайшее время продолжатся в разных регионах России.

ВЗГЛЯД: В адрес вашей организации порой звучат упреки по части монополизации той деятельности, которой вы занимаетесь. Как бы вы могли ответить на них?

И. М.: Вопрос о том, сколько и каких организаций необходимо для лесоучетной деятельности в России, много раз обсуждался. Для этого обсуждения привлекались и наука, и общественные организации. В рамках этого обсуждения все сошлись на том, что речь идет вовсе не о монополизации, а о том, что вопросами безопасности и гарантированного использования лесных ресурсов должно централизованно заниматься специальное федеральное ведомство. И такое решение было поддержано на самом высоком правительственном уровне.

Коммерция в вопросах лесоустройства – то есть определение того, как правильно использовать лес, какой возможен объем его изъятия, где именно его изымать – привела к очень негативным вещам, к конфликту интересов. Были примеры, когда коммерческие организации, проводившие работы по лесоустройству, неправильно готовили документацию – в частности, готовили документы только по вырубке леса, а его защитой, сохранением не занимались.

Не может определять, где нужно рубить лес, а где нет, тот, кто получает от леса коммерческую прибыль. Лес – это ресурс, и учет ресурса должен вести собственник. А собственником лесного ресурса является Российская Федерация.

Василий Любимов

Подписаться на секретный telegram-канал, чтобы не пропустить эксклюзивную информацию, не представленную больше нигде.