Одноглазый Бакар

В этом фрагменте книги А.Филатова "Крещённые небом" рассказывается о ликвидации одного из чеченских боевиков, причастных к "Норд-Осту". Война всегда забирает самых смелых и лучших мужчин в народе. Та операция унесла жизнь майора ФСБ Данилина Юрия Николаевича. 

 

Погиб Юрий Николаевич 8 апреля 2004 года при выполнении боевой задачи в станице Шелковская Наурского района Чечни. Он находился в составе сводной оперативно-боевой группы и непосредственно участвовал в задержании ближайшего подручного Шамиля Басаева — Абу Бакара Висимбаева, по кличке «Одноглазый Бакар». Именно этот полевой командир отвечал за подбор смертниц для акции в Театральном комплексе на Дубровке.

 

На тот момент Маше исполнилось полтора годика. Она уже хорошо ходила, и могла самостоятельно вылезать из кроватки.

Елена описывает последний вечер:

— Я уложила дочку спать, а сами мы сели разговаривать. И тут приходит Маша. Взяла свои игрушки и пришла к нам. Прилегла, потом заснула. До этого она никогда так не делала. Мы отнесли ее в кроватку. А на рассвете Юра уехал.

Был вечер 7 апреля. На следующий день начальники отделений поставили перед сотрудниками задачу, предварительно провели боевой расчет, всех разбили по группам. Действовать предстояло двумя группами — отделения «А» и «В».

В ту последнюю командировку Данилин часто звонил жене по спутниковому телефону, чего прежде за ним не водилось. В какой-то момент его голос предательски дрогнул: «Я вас так люблю…» Почувствовав состояние мужа, заволновалась и сама Лена: «Ты там, смотри, аккуратнее, у тебя же малолетняя дочь».

Утром, перед выездом, до спецназовцев была доведена новая задача: ожидается адресная работа, нужно брать некоего фигуранта. Выдвинулись в Грозный. Определили, что «Альфа» отвечает за оцепление, «Вымпел» — за работу в адресе.

Около шести часов утра спецназовцы заняли позиции, накладным зарядом открыли дверь — адрес оказался пустым. Такое бывает! Тут опера сообщили, что в станице Шелковской обнаружилась еще одна точка приложения сил. Командиры понимали, что пока группа доберется, то от рассвета, когда предпочтительнее всего действовать, останется одно воспоминание. Информацию, тем не менее, необходимо было отработать.

Выдвинулись в Шелковскую. Теперь по адресу работала Группа «А», а коллеги из «Вымпела» блокировали адрес. Еще по пути Александр Колбанов, как старший группы захвата, провел боевой расчет.

На окраине станицы простояли минут пятнадцать — ждали, пока опера уточнят горячую информацию. В итоге получилась импровизация: ворота, забор, вход… Не говоря уже о внутреннем расположении. Работать пришлось с ходу, чтобы не упустить «клиента».

(На фото - обитатели исламского Ада. Справа — Абу Бакар Висимбаев.)

Несколько слов об этом выродке. «Одноглазый Бакар» родился в селе Дышне-Ведено. Своим прозвищем он обязан детской бытовой травме, из-за которой лишился правого глаза. Висимбаев прошел обучение диверсионному делу в одном из лагерей Хаттаба под Сержень-Юртом. Здесь, помимо прикладных навыков убийства людей, он сносно освоил арабский язык, чем выделился среди прочих курсантов. С этого времени вся его деятельность была прочно связана с агрессией на российской земле «чистого ислама». Именно от арабских инструкторов он перенял дешевые, но эффективные методы борьбы с помощью «живых бомб».

В 2001 году, согласно оперативной информации, Висимбаев стал личным охранником у Шамиля Басаева. Это был знак особого доверия. А через год он уже руководил собственной бандой из десяти человек.

Сделав ставку на «Одноглазого», Шамиль Басаев выделял его и в дальнейшем. В частности, он сделал его ответственным за вербовку «черных вдов» для совершения особо важных террористических актов, среди которых — «Норд-Ост». Одной из смертниц была Зулихан Элихаджиева, совершившая 5 июля 2003 года теракт в Тушино во время проходившего там рок-фестиваля «Крылья любви».

Другой жертвой психологической обработки стала осужденная Московским городским судом Зарема Мужахоева, пытавшаяся пронести сумку с «адской бомбой» в ресторан «Мон-кафе», расположенный в столице на Тверской улице.

Висимбаев был женат на родной сестре Рустама Ганиева. Тот за три тысячи долларов продал для изготовления «шахидок» двух своих сестер — Фатиму и Милану — в отряд Мовсара Бараева. Обе были ликвидированы сотрудниками спецназа ФСБ во время освобождения Театрального комплекса на Дубровке.

Абу Бакар совместно с Рустамом Ганиевым был причастен к организации двух масштабных терактов на территории Чечни с использованием смертниц: во время религиозного праздника в селении Илисхан-Юрт, где главной мишенью «моджахедов» был глава Чечни Ахмад Кадыров, и в населенном пункте Знаменское.

И вот двое жителей станицы Шелковская опознали Висимбаева: террорист скрывался в доме своих родителей, где проживал также его брат со своей семьей. Полученную агентурную информацию нужно было незамедлительно реализовать.

Чтобы не рисковать, можно было уничтожить дом вместе с его обитателями. И поставить точку. Именно так зачастую поступают американцы в Афганистане, а до этого в «освобожденном» ими же Ираке. Но, вопреки укоренившемуся на Западе мнению относительно «зверств федералов в Чечне», спецназ ФСБ не мог позволить себе прибегнуть к этому эффективному, но бесчеловечному методу. «Альфа» всегда ставила жизни заложников и мирных людей превыше безопасности своих сотрудников.

В 8 часов 20 минут поступила команда. На двух «газелях» группы подскочили вплотную к адресу. «Вымпела» осуществили оцепление и блокирование. На их плечах «альфовцы» стали заходить в дом. На веранде — ремонт, что-то расширяли, старое еще не снесли, а новое уже поставили. Плюс строительный мусор. До входа получился узкий коридор. В этом пространстве спецназовцы, мужчины немаленькие, да еще в бронниках и разгрузках, потеряли на входе несколько драгоценных секунд.

Первым шел Дима Елизаров со щитом, вторым Саша Лялькин — он сразу повернул в правую от входа комнату. Александр Колбанов — третьим. Данилин за ним, замыкающим.

Войдя, остановились на кухне. Там никого не оказалось. Двое спецназовцев остались контролировать помещение. В следующем находились молодой мужчина, две женщины и ребенок. В конце большой комнаты обнаружился дверной проем. В тот момент, когда «щит» Елизаров направился туда, а Колбанов едва успел развернуть корпус влево, из-за полупрозрачной занавески раздалась автоматная очередь. Александр молниеносно ответил. Боевой контакт длился полторы секунды.

В те секунды Данилину хватило сил выйти, сказать ребятам: «Я ранен». И только потом он потерял сознание.

Рассказывает член Совета Международной Ассоциации «Альфа» полковник Александр Колбанов:

— Так получилось, что стрелять Висимбаев стал не в первого, кто вошел. Он понимал, что первый будет защищен и дал нам втянуться. Полторы секунды огня… и тишина. Я почувствовал сначала не боль, а будто выбили одну опору. Упал. Слышал, как ребята кричали: «Юра! Юра!» Я думал, что Данилин просто не успел за мной зайти. Понял, что сам серьезно ранен — левая нога не двигалась, была как чугунная. Перенес опору на правую, и, превозмогая сильную боль, продолжил держать дверь под прицелом.

По станции доложил Андрею Руденко, откуда велся бой и что, по-видимому, тяжело ранен — «ноге хана». В горячке не растерялся, а смог правильно поставить себе диагноз, благо «альфовские» врачи многому научили: кровотечение венозное, а значит… есть запас времени, чтобы не паниковать и разобраться в обстановке. Кость перебита, но нервы целы — пальцами можно шевелить.

…Услышав по станции возгласы, Колбанов понял: Данилин ранен. Зацепило и Александра Лялькина — левый голеностоп. Тот, однако, смог вытащить Колбанова в соседнюю комнату, оттуда через окно его эвакуировали на улицу.

Максим Шатунов перетащил Данилина к выходу, быстро сделал обезболивающий укол. Опустили на землю, стали раздевать, чтобы найти рану. И нашли… пуля сама выпала в ладонь одному из спецназовцев. Оказалось, Юру достали две бандитские пули. Но если одна попала в голень, не задев даже кости, то вторая ударила в бок и прошла через сердце.

В этом бою «Одноглазому» пришел конец. Еще один «режиссер» инфернального «Норд-Оста», устроенного террористами, получил по заслугам. Однако несколько секунд, потерянных спецназовцами на входе, дали ему возможность выбрать позицию и открыть прицельный огонь.

Указом Президента России от 17 июня 2004 года за мужество и героизм, проявленные при выполнении специального задания, майору ФСБ Данилину Юрию Николаевичу посмертно было присвоено звание Героя России.

Фрагмент книги А. Филатова "Крещённые небом".

 

Загрузка...
Развернуть комментарии