Падение цен на нефть не причина обрушения фондовых рынков, а следствие

Сегодня мы поговорим о ценах на нефть и всей движухе, которая вокруг них происходит. Но перед основным разговором я в последнее время взял за привычку предварительно фиксировать основной фактаж. Потому что находятся отдельные альтернативно одарённые граждане, которые умудряются в двух соседних предложениях прямо противоречить сами себе. 

Например, заявлять: «Мировые цены на нефть контролируют англичане и американцы, а Россия на них не влияет», ― и одновременно: «Россия обрушила цены на нефть». Форменная шизофрения в отдельно взятой голове.

Чтобы такого не происходило и чтобы в обсуждении не рождались «альтернативные версии» родом из не менее альтернативной реальности, мы и фиксируем «константы».

1. Снижение цен на нефть не возникло внезапно в начале марта, а началось в первых числах января (как раз в районе православного Рождества). Поэтому и необходимость в переговорах в рамках ОПЕК+ возникла не на ровном месте.

2. Снижение цен на нефть, начавшееся в январе, является лишь следствием общего замедления значительной части мировой экономики. Выражающегося в снижении промышленного производства в США и ряде стран ЕС, а также падении грузоперевозок.

3. Любое рыночное регулирование на рынке нефти имеет свои чисто физические ограничения. Потребители не могут сократить закупку нефти до нуля, потому что это будет означать остановку мировой экономики. Но и производители не могут сократить добычу до нуля, потому что у них также есть свои чисто технологические ограничения (желающие могут ознакомиться с профильной технической литературой) ― нельзя просто «перекрыть кран».

При этом на фондовом рынке Соединённых Штатов наблюдается жесточайший кризис ликвидности, видимо проявляющийся в дефиците средств для операций на рынке РЕПО (краткосрочного межбанковского кредитования, если упрощённо). И соответствующие решения ФРС о существенном росте объёма долларовых интервенций на этом рынке не помогают ― фондовые рынки всё равно продолжают падать.

]]>

Что как бы наглядно намекает нам, что падение цен на нефть не причина обрушения фондовых рынков, а наоборот ― следствие.

Теперь, когда мы разобрались в причинах и следствиях (чего очень не любят делать дешёвые пропагандисты), можно попытаться смоделировать, как ситуация будет развиваться дальше и каковы будут последствия.

Тезис первый. Российский бюджет свёрстан из расчёта среднегодовой (подчёркиваю) цены на нефть в районе 40 долларов за баррель. То есть исходя из весьма негативного сценария (когда бюджет верстали, нефть стоила в районе 70 долларов за баррель). Поэтому ничего страшного для российской экономики от нынешнего падения цен на нефть не произойдёт.

Опять же, значительные золотовалютные резервы (ЗВР) и большие объёмы средств в ФНБ являются мощной подушкой безопасности, которая позволит спокойно прожить даже достаточно длительный кризис.

Тезис второй. Саудиты, сорвав переговоры, заявили, что будут продавать на рынке по 12,3 миллиона баррелей нефти в день. Данная цифра (и эту информацию мне подтвердили люди, работающие в нефтянке) больше их текущих мощностей по добыче. Это означает, что:

а) им придётся компенсировать разницу между продажей и добычей за счёт продажи резервов;

б) они не смогут поддерживать данную стратегию достаточно длительное время, потому что резервы имеют свойство заканчиваться.

У меня нет данных по текущему заполнению резервных ёмкостей, но исходя из данных о максимальном объёме хранилищ, имеющихся в открытом доступе, я могу предположить, что период столь активного демпингования продлится не дольше 4–6 месяцев.

Опять же, не факт, что стагнирующий из-за общего экономического кризиса рынок сможет забирать всю предлагаемую саудитами нефть.

Тезис третий. Время для обрушения нефтяных цен выбрано (или совпало) очень удачно. В апреле большинство американских сланцевых компаний должно перекредитоваться (взять новые кредиты для выплат по старым и обеспечения текущей операционной деятельности), а в условиях обрушения их капитализации ― напомню, только за понедельник они потеряли от 30 до 50 проц. рыночной стоимости ― им это сделать будет чрезвычайно сложно (и под конские проценты в связи с возросшими рисками), если не невозможно.

Некоторые крупные нефтяные компании, имеющие «традиционный» промысел, уже заявили о сворачивании своих операций со сланцами.

Теперь поговорим о возможных последствиях сложившейся ситуации.

1. Я не уверен, что текущая стратегия саудитов сможет полностью похоронить сланцевую отрасль в США. В отраслях, где наблюдается динамическое равновесие (снижение цены приводит к сокращению числа игроков, сокращение числа игроков приводит к росту цены, рост цены приводит к росту числа игроков, что опять вызывает снижение цены), наверное, стоит избегать таких категорических суждений.

Но что по данной отрасли (в целом преимущественно убыточной) будет нанесён существенный удар ― это несомненно. И да, в среднесрочной перспективе это вызовет передел нефтяных рынков не в пользу США и, соответственно, обратный рост цены.

2. Отдельно хотелось бы отметить выдающееся стратегическое мышление и феноменальное экономическое чутьё президента Лукашенко. Закупить назло России «на все деньги» норвежскую нефть «по рыночной цене» в 65 долларов прямо накануне её снижения до 35 ― это такое мастерство, которое и хотелось бы пропить, но не получится.

3. Например, Минэнерго РФ прогнозирует цену на нефть во второй половине года в диапазоне 40–45, а в начале следующего года ― 45–50 долларов. Я не видел их расчётов, поэтому не могу уверенно сказать, насколько они реалистичны.

4. Нужно учитывать, что Saudi Aramco только недавно произвела листинг своих акций на биржу. Многие подданные Саудовской Аравии даже взяли кредиты для покупки акций, но после срыва сделки с ОПЕК+ цена на них резко упала и продолжает падать. Так что низкие цены на нефть существенно ударяют по и без того хрупкой внутриполитической ситуации в Саудовской Аравии.

5. Ситуация на рынке нефти будет в дальнейшем больше зависеть не от прихотей саудитов, а от общего развития кризиса в мировой экономике.

Конечные последствия всего этого на сегодняшний день просчитать практически нереально (ввиду большого количества зачастую неизвестных переменных). Но можно точно констатировать, что мы присутствуем только в начале фазы потрясений, и быстро они не закончатся.

P.S. Несмотря ни на что, нужно отметить, что на сегодняшний день российская экономика является самой устойчивой к внешним воздействиям экономикой в мире. Если не согласны, то попробуйте назвать кого-то, кто был бы более устойчив (и, конечно, обосновать это).

Александр Роджерс,

специально для alternatio.org]]>

Сегодня мы поговорим о ценах на нефть и всей движухе, которая вокруг них происходит. Но перед основным разговором я в последнее время взял за привычку предварительно фиксировать основной фактаж. Потому что находятся отдельные альтернативно одарённые граждане, которые умудряются в двух соседних предложениях прямо противоречить сами себе. 

Например, заявлять: «Мировые цены на нефть контролируют англичане и американцы, а Россия на них не влияет», ― и одновременно: «Россия обрушила цены на нефть». Форменная шизофрения в отдельно взятой голове.

Чтобы такого не происходило и чтобы в обсуждении не рождались «альтернативные версии» родом из не менее альтернативной реальности, мы и фиксируем «константы».

1. Снижение цен на нефть не возникло внезапно в начале марта, а началось в первых числах января (как раз в районе православного Рождества). Поэтому и необходимость в переговорах в рамках ОПЕК+ возникла не на ровном месте.

2. Снижение цен на нефть, начавшееся в январе, является лишь следствием общего замедления значительной части мировой экономики. Выражающегося в снижении промышленного производства в США и ряде стран ЕС, а также падении грузоперевозок.

3. Любое рыночное регулирование на рынке нефти имеет свои чисто физические ограничения. Потребители не могут сократить закупку нефти до нуля, потому что это будет означать остановку мировой экономики. Но и производители не могут сократить добычу до нуля, потому что у них также есть свои чисто технологические ограничения (желающие могут ознакомиться с профильной технической литературой) ― нельзя просто «перекрыть кран».

При этом на фондовом рынке Соединённых Штатов наблюдается жесточайший кризис ликвидности, видимо проявляющийся в дефиците средств для операций на рынке РЕПО (краткосрочного межбанковского кредитования, если упрощённо). И соответствующие решения ФРС о существенном росте объёма долларовых интервенций на этом рынке не помогают ― фондовые рынки всё равно продолжают падать.

Что как бы наглядно намекает нам, что падение цен на нефть не причина обрушения фондовых рынков, а наоборот ― следствие.

Теперь, когда мы разобрались в причинах и следствиях (чего очень не любят делать дешёвые пропагандисты), можно попытаться смоделировать, как ситуация будет развиваться дальше и каковы будут последствия.

Тезис первый. Российский бюджет свёрстан из расчёта среднегодовой (подчёркиваю) цены на нефть в районе 40 долларов за баррель. То есть исходя из весьма негативного сценария (когда бюджет верстали, нефть стоила в районе 70 долларов за баррель). Поэтому ничего страшного для российской экономики от нынешнего падения цен на нефть не произойдёт.

Опять же, значительные золотовалютные резервы (ЗВР) и большие объёмы средств в ФНБ являются мощной подушкой безопасности, которая позволит спокойно прожить даже достаточно длительный кризис.

Тезис второй. Саудиты, сорвав переговоры, заявили, что будут продавать на рынке по 12,3 миллиона баррелей нефти в день. Данная цифра (и эту информацию мне подтвердили люди, работающие в нефтянке) больше их текущих мощностей по добыче. Это означает, что:

а) им придётся компенсировать разницу между продажей и добычей за счёт продажи резервов;

б) они не смогут поддерживать данную стратегию достаточно длительное время, потому что резервы имеют свойство заканчиваться.

У меня нет данных по текущему заполнению резервных ёмкостей, но исходя из данных о максимальном объёме хранилищ, имеющихся в открытом доступе, я могу предположить, что период столь активного демпингования продлится не дольше 4–6 месяцев.

Опять же, не факт, что стагнирующий из-за общего экономического кризиса рынок сможет забирать всю предлагаемую саудитами нефть.

Тезис третий. Время для обрушения нефтяных цен выбрано (или совпало) очень удачно. В апреле большинство американских сланцевых компаний должно перекредитоваться (взять новые кредиты для выплат по старым и обеспечения текущей операционной деятельности), а в условиях обрушения их капитализации ― напомню, только за понедельник они потеряли от 30 до 50 проц. рыночной стоимости ― им это сделать будет чрезвычайно сложно (и под конские проценты в связи с возросшими рисками), если не невозможно.

Некоторые крупные нефтяные компании, имеющие «традиционный» промысел, уже заявили о сворачивании своих операций со сланцами.

Теперь поговорим о возможных последствиях сложившейся ситуации.

1. Я не уверен, что текущая стратегия саудитов сможет полностью похоронить сланцевую отрасль в США. В отраслях, где наблюдается динамическое равновесие (снижение цены приводит к сокращению числа игроков, сокращение числа игроков приводит к росту цены, рост цены приводит к росту числа игроков, что опять вызывает снижение цены), наверное, стоит избегать таких категорических суждений.

Но что по данной отрасли (в целом преимущественно убыточной) будет нанесён существенный удар ― это несомненно. И да, в среднесрочной перспективе это вызовет передел нефтяных рынков не в пользу США и, соответственно, обратный рост цены.

2. Отдельно хотелось бы отметить выдающееся стратегическое мышление и феноменальное экономическое чутьё президента Лукашенко. Закупить назло России «на все деньги» норвежскую нефть «по рыночной цене» в 65 долларов прямо накануне её снижения до 35 ― это такое мастерство, которое и хотелось бы пропить, но не получится.

3. Например, Минэнерго РФ прогнозирует цену на нефть во второй половине года в диапазоне 40–45, а в начале следующего года ― 45–50 долларов. Я не видел их расчётов, поэтому не могу уверенно сказать, насколько они реалистичны.

4. Нужно учитывать, что Saudi Aramco только недавно произвела листинг своих акций на биржу. Многие подданные Саудовской Аравии даже взяли кредиты для покупки акций, но после срыва сделки с ОПЕК+ цена на них резко упала и продолжает падать. Так что низкие цены на нефть существенно ударяют по и без того хрупкой внутриполитической ситуации в Саудовской Аравии.

5. Ситуация на рынке нефти будет в дальнейшем больше зависеть не от прихотей саудитов, а от общего развития кризиса в мировой экономике.

Конечные последствия всего этого на сегодняшний день просчитать практически нереально (ввиду большого количества зачастую неизвестных переменных). Но можно точно констатировать, что мы присутствуем только в начале фазы потрясений, и быстро они не закончатся.

P.S. Несмотря ни на что, нужно отметить, что на сегодняшний день российская экономика является самой устойчивой к внешним воздействиям экономикой в мире. Если не согласны, то попробуйте назвать кого-то, кто был бы более устойчив (и, конечно, обосновать это).

Александр Роджерс

https://kramola-books.ru УНИКАЛЬНЫЕ КНИГИ В ЛИЧНУЮ БИБЛИОТЕКУ или В ПОДАРОК