Сулакадзев и история "фальсификаций"

Александр Иванович Сулакадзев, имя малоизвестное, но очень  тесно связанно оно с памятниками рунической славянской письменности и древней истории.

Имя это более века унижают и осмеивают. Например, В. П. Козлов в книге «Тайны фальсификации»:

Александр Иванович Сулакадзев — наиболее известный отечественный фальсификатор исторических источников, “творчеству” которого посвящён не один десяток специальных работ. К этому необходимо добавить, что он наиболее масштабный фабрикант подделок. По меньшей мере три обстоятельства дают нам основания для такого заключения: непостижимая дерзость в изготовлении и пропаганде фальшивок, размах и “жанровое”, или видовое, разнообразие изделий, вышедших из-под его пера.

Прочие вторили этому мнению, и эта оценка стала общепринятой.

И в наше время, когда уже достаточно долго ведутся разговоры о руническом письме древних славян, широки и открыты темы, достаточно последователей и пропагандистов культуры древних славян, я честно говоря, была обескуражена информацией которую выдает Википедия или первые строки Интернета, когда вводишь имя Александра Ивановича Сулакадзева – они вторят «козловым». И небольшое число людей пытаются добраться до истины, отдав дать трудам, исследованиям, находкам Сулакадзева.  А задуматься действительно есть над чем.

Например:

 

]]>]]>]]>]]>

 

 

СССР в 1956 году выпустили марку 225-летию первого в мире полета на аэростате, как вы думаете, было ли это событие? Я полагаю – было. Верили же Сулакадзеву издатели и не частная лавочка марки выпускала.

В 1900—1950-е годы рядом исследователей полёт Крякутного рассматривался как подлинное историческое событие, он активно пропагандировался в период "борьбы с космополитизмом" (конец 1940-х — начало 1950-х)]]>]]>http://ru.wikipedia.org/wiki/%CA%F0%FF%EA%F3%F2%ED%EE%E9#.D0.92_.D1.81.D...]]>]]>, проник в литературу, кинематограф и массовую культуру ]]>]]>http://ru.wikipedia.org/wiki/%CA%F0%FF%EA%F3%F2%ED%EE%E9#.D0.94.D0.B0.D0...]]>]]>.

А это ссылка, отрицающая данный полет, т.к. видимо времена иные нынче ]]>]]>http://ru.wikipedia.org/wiki/%CA%F0%FF%EA%F3%F2%ED%EE%E9]]>]]>

Имя Сулакадзева мне попалось и при ознакомлении с темой о Валааме. Работая в архиве монастыря, он познакомился с историческими сочинениями братии и предложил свои услуги монастырю в поисках необходимых свидетельств древнего происхождения обители и научной обработки исторических материалов. Предложенный А.И. Сулакадзевым исторический труд представляет из себя рукописное сочинение, объемом в 41 лист. А.И. Сулакадзев дает основные географические характеристики расположения Валаамских островов и уделяет внимание двум «таинственным» явлениям: «высеченным знакам» на поверхности каменных луд и пещерам «выделанным в отдаленной древности». Затем следует подробнейший разбор (с большим количеством примеров и предположений) этимологии названия Валаам. Неожиданно звучит основная версия происхождения этого названия от имени "Сына Ассарова", которую Сулакадзев обосновывает следующей цитатой из «Оповеди»: «а валаам прозвася по сыне ассари грячи страны иже беже изгона и нужи и постави на острове сем велие знамение и прозвася о нем».

Следует заметить, что до сегодняшнего дня вопрос происхождения названия «Валаам» в отечественной науке не нашел своего разрешения. Интересно, что в монастырских изданиях, опиравшихся на версию А.И. Сулакадзева о глубокой древности обители, никогда не использовались приведенные им цитаты полностью. Так, например, очевидная нелепица о возведении апостолом Андреем на Валааме не только каменных крестов, но и «…человека каменного» нигде не встречается.

]]>]]>]]>]]>

 

 

Но так ли были «лживы» труды Сулакадзева по Валааму, если в своих сочинения он дает ссылки на 189 ! источника и в их числе Древняя Религия Славян. Митава, 1804; Ядро Российской Истории, К. Хилькова. Москва, 1784; Зизания, сказание о Азбуке Кирила Философа. в 8 кн. Вильна, 1596; Житие Александра Свирскаго в лист, в картинах, уставом писана, из библиотеки Валаамского монастыря и пр.?

Александр Иванович коллекционировал древности, его более всего интересовали древние книги, и прежде всего касающиеся отечественной истории. Его библиотека началась с коллекции его дедов, один из них  вёл «записки своей жизни, кои весьма драгоценны, о царствованиях и происшествиях», второй имел значительную библиотеку рукописей и печатных книг.

В настоящее время известна рукопись, числившаяся в его коллекции под номером 4967, что говорит о минимуме письменных и печатных материалов собрания. На одной из рукописей А. И. Сулакадзев записал, что у него «более 2 тысяч рукописей всякого рода, окромя писанных на баргаментах».

Однако, как принято считать, такое в высшей степени благородное занятие, как собирание древних книг и манускриптов, А. И. Сулакадзев сочетал с изготовлением фальшивок для своей коллекции.

 

]]>]]>]]>]]>

 

 

Назовём некоторые из подделок Сулакадзева. Считается, что одним из наиболее часто употребляемых им приёмов при фальсификации были приписки к подлинным рукописям с целью их «состарить».

К подобного рода подделкам относят «молитвенник» князя Владимира.

Первое место в списке таких фальсификатов принадлежит «Боянову гимну». Первое даже по хронологии, ибо принято считать, что это одна из самых ранних фальшивок Сулакадзева, изготовленная им около 1807 или 1810 года.

Примерно в это же время появились на свет «Перуна или Велеса вещания», или «Произречения новгородских жрецов». «Книгорек», а также «Каталог книг российских и частью иностранных, печатных и письменных, библиотеки Александра Сулакадзева» дают нам целый список древних книг и рукописей, которые учёными в один голос объявляются подделками Сулакадзева: «Сборостар», «Родопись», «Ковчег русской правды», «Идоловид» и другие (II, 34; 178–179). Причём вот интересный факт. Если «Боянов гимн» известен хотя бы в копии, изготовленной Сулакадзевым для Г. Р. Державина, «Перуна и Велеса вещания» известны в отрывках, опубликованных Державиным в 1812 году в его собственном переводе, то остальных памятников никто из учёных даже не видел. Они бесследно пропали, когда после смерти А. И. Сулакадзева его коллекция была распылена. Точнее, учёные первой трети XIX века могли их видеть, но никаких описаний не оставили, никаких мнений о них не высказали. Поэтому всё, чем мы располагаем, — это описания этих памятников самим Сулакадзевым в «Книгореке» и «Каталоге». А данные описания дают даты от I до Х века нашей эры. Учитывая такую датировку и присовокупляя к ней репутацию Сулакадзева как «разудалого» фальсификатора, современные исследователи все эти рукописи скопом относят к фальсификатам.

 

 

]]>]]>]]>]]>

 

 

В aрхиве поэтa Держaвинa остaлся рунический фрaгмент "Бояновa гимнa". Фрaгмент рaсскaзывaет об эпизоде борьбы aнтов-полян с готaми IV в. н. э. В 1812 году нaшим великим соотечественником Г. Держaвиным было опубликовaно двa "рунических" отрывкa из коллекции Сулaкaдзевa. В собрaнии сочинений Держaвинa 1880 г. слaвянскaя руникa тоже воспроизводится. Один отрывок кaк-рaз из-зa упоминaния в нем Боянa и Словенa нaзвaн "Бояновым гимном Словену", a второй - "Орaкул" - произречения волхвов. Об отрывкaх знaл и Кaрaмзин и просил ему переслaть подлинники.

В 1994 году в 39 томе aрхивa Держaвинa был нaйден полностью текст "Бояновa гимнa". Восстaновлен и протогрaф, который чaще нaзывaют "Стaролaдожским руническим документом", чтобы отличaть его от чaстью фaльсифицировaнного Сулaкaдзевым "Бояновa Гимнa". "Руникa" и телегрaфный, предельно сжaтый стиль документa (a тaкже упомянутого "Орaкулa") удивительно нaпоминaет "велесовицу". Документ по одной из версий есть перепискa между двумя волхвaми-кобaми (гaдaющими по полету птицы). Один из них - жрец Стaрой Лaдоги, a второй волхв - из Новгородa.

Дaтировкa документa исходит из того, что в нем есть тaкие строки соглaсно переводу В. Торопa:

… гну кобе свит хрсти иде ворок лдогу млм жертву оротa рaбом a грaду срa кб речи прупупе гну мму кби стр мжу срокa чaa лж грмту м кимру русa и до кимрa роду врго руму и тебе стилху блрв дор воине мком бу врву груку родом отуaрих до ижодрик до т лже еруеку воину a клму aлдорогу мру дее и жгом свове богa мрчи грднику вчнa борус нa костеху стaу срaде бус до дориу нобубсур….

…"Господину светлому коб: Христиaне идут, врaги, к Лaдоге-городу. Молимся, жертвы приносим, чтобы не порaботили и не порушили бы город Посылaю речи Перунa моему господину, коб-стaрец. Мужу посылaю, зaветного срокa ожидaя, против лжегрaмоты. Русы были кимрaми и до кимров жили. Были врaгaми Риму и тебе, Стилихон; Болорев;. Дир-воин был нaм нa муку, был вaрвaром, a родом - грек. Отуaрих. Зaтем Ижодрик, зaтем лживый Эрик-воин; проклятый Алдорг смерть сеяли, нaшего богa жгли, убивaя горожaн. Вечнa Борусь, нa костях стоит. Стрaждет от Бусa до Дирa…."

Тaким обрaзом "Лaдожский рунический документ" подтверждaет сведения Велесовой Книги, что Дир был родом грек. Но Сулaкaдзев, несмотря нa многочисленные переделки протогрaфa сaм его не писaл, кaк не писaл он и Велесову Книгу.

В ту пору мало кто сомневается в подлинности пергамента. Не вызвал он особого недоверия и у Н.М. Карамзина, который 16 октября 1812 года писал П. А. Вяземскому: «Благодарю преосвященного (Евгения Болховитинова.— А. А.), вас и княгиню за так называемый «Боянов гимн». Пожалуйста, спросите и меня уведомьте, кто имеет оригинал, на пергаменте писанный, как сказано?» А Евгений Болховитинов, будущий Киевский митрополит и крупнейший палеограф своего времени (заложивший основы науки об определении подлинности древних текстов), в письме от 6 мая 1812 года профессору Городчанинову писал о «Бояновом гимне» и оракулах: «Хотя и спорят в Петербурге, но большая часть верит неподложности их»,— а в письме, адресованном Державину, он полностью одобрял публикацию текстов и вместе с тем советовал Гавриле Романовичу не настаивать на датировке пергамента I—V веками, дабы избежать критики недоброжелателей. «Это для нас любопытнее китайской поэзии»,— уверял он поэта.

Через пятнадцать лет в своем «Словаре историческом о бывших в России писателях духовного чина» митрополит помещает и рассказ о Бояне, и пересказ подстрочника «Боянова гимна», сделанного А.И. Сулакадзевым. Почти двести лет эта публикация да приведенный Державиным отрывок в восемь строк оставались единственным источником, по которому можно было судить о содержании «Боянова гимна».

По мотивам «Боянова гимна» Г.Р. Державин написал балладу «Новгородский волхв Злогор». Затем в очередном выпуске «Чтений» он собирался опубликовать полный текст «Боянова гимна», в связи с чем, искал копию его, но она таинственным образом пропала, и потому он 8 июня 1816 года написал из своего имения Званки в Санкт-Петербург поэту Капнисту:

Принявшись доканчивать Лирическое мое рассуждение, не нахожу я здесь окончания песни Бояновой Одену, которая написана руническими буквами и, сколько я припомню, лежала у меня в столике, который у софы, вместе с бумагами о винном откупе... А для того поищи ее, братец, между бумагами моими... А ежели той Бояновой песни не найдешь, то найди в Семеновском полку отставного офицера Александра Ивановича Селациева (ошибка Г.Д.— А.А.), который, я думаю, знает, где живет швейцар...

История умалчивает, исполнил ли пожелание Гаврилы Романовича поэт Капнист, но в любом случае у Державина не оставалось времени, чтобы подготовить к изданию «Боянов гимн», ибо ровно через месяц он скончался... В сущности, это письмо оказалось его завещанием.

"Река времен в своем стремленьи
Уносит все дела людей
И топит в пропасти забвенья
Народы, царства и царей.
А если что и остается
Чрез звуки лиры и трубы,
То вечности жерлом пожрется
И общей не уйдет судьбы".

Нет на этом свете Сулакадзева, нет его современников, нет возможности «пощупать» артефакты, но споры не утихают и это радует, т.к. не придается забвению наследие земли русской!

В заключении хочется отметить, что проходивший в 1992 году в Лондоне международный симпозиум «Разрушение и ренессанс славянской цивилизации» признал «Велесову книгу» важным звеном системы общеславянских ценностей.

При написании данной статьи использовались статьи Додонова И.Ю., Асова А.И. по заданной тематике.

И ещё, в октябре 2011 году, на родине Сулакадзева, в Пехлецкой сельской библиотеке, что в Рязанской области, была оформлена выставка посвященная 240-летию земляка, и сотрудниками был проведен «Час истории» для учащихся местной школы, т.ч. помнят там Александра Ивановича.

 

 

Елена Карпенко

]]>]]>Источник]]>]]>

 

Развернуть комментарии