В чём главная проблема российской системы образования ?

Так, например, разрушение межпоколенных связей было спровоцировано порядками образовательной системы. Дети с первых лет жизни отдавались на воспитание в среде своих сверстников специально обученным людям. То есть из года в год большая часть жизнь детей без непосредственного участия родителей.

Развитие Российской Федерации вместе с экономическим, политическим и административным векторами предполагает и развитие человеческого капитала страны. Именно благодаря человеческому капиталу возможно реализация любых задуманных, спланированных проектов развития. Во многом низкая эффективность экономических и политических реформ конца ХХ века в нашем государстве связана с неверной оценкой человеческого фактора.

Так переход к рыночным отношениям инициированный, прежде всего, реформами «сверху» наткнулся на проблему реализации и воплощения в жизнь законодательных инициатив начала 90х. Так для успешного внедрения рыночных отношений реформы необходимым образом должны были опираться на особый психотип человека. Классически он был описан в работах А.Смита как эгоист, склонный к обмену ради приобретения личной выгоды. Однако, на протяжении уже нескольких десятилетий в стране формировали иной эталонный тип поведения, опирающийся на представлении о равенстве, справедливости и самопожертвовании ради общественных интересов.

Конечно, и в советском государстве встречались отдельные личности разделявшие идеалы человеческого поведения в духе А.Смита, однако в то время они подвергались общественному порицанию, а особо проявившихся на почве экономической деятельности судили и отправляли в соответствующие места исправительного характера. Поэтому, после реформ начала 90х сопровождавшихся амнистией по экономическим преступлениям мы получили сильный криминальный крен во внедрении рыночных способов экономической организации государства. То есть именно человеческий капитал обусловил низкую эффективность рыночных преобразований.

Одной из самых значимых детерминант накопления человеческого капитала является система образования. Однако, реформы образования инициированные с середины 90х годов ХХ века не дают оснований для позитивной оценки человеческого потенциала для реализации целей развития Российской Федерации. Современная система образования нашей страны напоминает мифологический персонаж «химера» - существо, составленное из частей различных животных. Соединение советской образовательной традиции с Болонским процессом делает такой продукт малопригодный для нужд современного общества страны.

В чем состояла сила советской системы образования? Во-первых, она встраивалась как в политическую, так и в экономическую систему государства. То есть, в образовательных учреждениях Советского Союза начиная с дошкольного уровня и заканчивая высшим образованием, шла целенаправленная работа по формированию человека с заранее заданными государством параметрами.

Государство знало, что оно хочет от населения, и четко формулировало свой запрос к образованию. Во-вторых, необходимость единых образовательных программ на всей территории СССР имело целью сформировать единое идеологическое пространство, единую систему ценностей. Благодаря этому не имело значение в какой части государства человек получал образование, его поведенческие шаблоны и ход мыслей были понятны в любом конце страны.

Этот элемент системы назывался общее образование доступное для всех. В-третьих, система планирования количества специалистов в каждой отрасли и распределения на места работы позволяла с одной стороны насытить отстающие регионы необходимыми специалистами, а с другой давало молодым людям гарантированное место работы и точку отсчета для начала профессиональной карьеры.

Позитивными достижениями этой системы можно назвать достаточно надежную до определенного момента работу социальных лифтов (чья работа была мало эффективна в Российской империи), появление ученых и представителей творческой интеллигенции, признаваемых на международном уровне и наличие колоссальных научных прорывов значимых для всего мирового сообщества (например, полет человека в космос и пр.).

Подобная система образования имела и негативные для формирования социальной реальности моменты, которые до начала 80х годов ХХ века не имели решающего значения. Среди них можно назвать разрушение межпоколенных связей, ослабление значимости института семьи, возрождение на новый лад общинных и сословных моделей поведения в социуме. Так, например, разрушение межпоколенных связей было спровоцировано порядками образовательной системы. Дети с первых лет жизни отдавались на воспитание в среде своих сверстников специально обученным людям. То есть из года в год большая часть жизнь детей без непосредственного участия родителей.

Сначала детский сад с 8:00 до 20:00 (а есть еще и ночные группы, где дети ночуют в детском саду), затем школа основная смена + дополнительные кружки (а есть еще школы-интернаты). Получается, что процессы передачи опыта от родителей к детям нарушаются, так как ребенок в лучшем случае имеет возможность пообщаться после дня своих трудов с усталым старшим поколением вечером, либо в выходные. Большую часть времени они проводят со своими сверстниками и учителями. Значение семейного воспитания снижается, как и роль семьи в обществе. Общение со сверстниками предполагает выработку своих внутренних правил поведения, кодекса и ценностей. Это накладывается на архетипические модели общинного поведения и сословности.

В итоге к 80-м годам ХХ века получаем замкнутость трудовых общин на свои корпоративные интересы (в том числе неформальные и криминальные группы молодежи), блат (вместе учились в школе, вузе), поощрение трудовых династий (переход к сословности) и появление класса партийной номенклатуры (новая сословность).

На мой взгляд, этих проблем эпохи позднего социализма можно было бы избежать, если бы идеологическое развитие государства не остановилось после 1956 года, когда на ХХ съезде КПСС вместе с обличением культа личности был потерян творческий посыл этой работы для новых поколений. Это привело к тому что старые лозунги не вдохновляли молодежь на новые свершения, экономический рост замедлялся и встала необходимость социальных, политических и экономических преобразований.

Сейчас, наверное, мало кто помнит, что реформа образования в середине 90х годов начиналась под лозунги гуманизации образования, внедрения личностного подхода для преодоления «безликости и уравниловки» советской системы.

В 1999 году была принята Болонская декларация и Россия присоединяется к ее положениям в 2003 году. Происходит перестройка всей образовательной системы государства. Однако, данная перестройка по сути является надстройкой разваливающейся системы советского образования.

Начало развала было положено отменой государственного заказа на подготовку специалистов и системы распределения на места работы. Отмена государственного заказа привело к снижению восстребованности и деградации образования в регионах. Конечно же эта отмена была связана с отменой пятилетних экономических планов развития. Тем самым была устранена включенность системы образования в интересы государства.

Но вместе с тем сохранен принцип всеобщности образования, единого для всех. Эти решения заложили основу миграционных процессов новой России. Следование Болонской декларации структурировало и усилило эту миграцию. Вместе с этим оценка учеников и школ по результатам сдачи ЕГЭ в тестовой форме привело к разрушению воспитательной и развивающей функций образования и нивелировала идеи гуманизации середины 90х.

Современная система образования не справляется с реализацией главной идеи образования, доставшейся нам с эпохи Просвещения. Эту идею можно сформулировать так: «Образование должно знакомить подрастающее поколение с образом мира в котором ему предстоит жить». Образование должно подсказывать молодым людям куда прилагать свои усилия, какие проблемы актуальны в настоящем и обеспечить необходимыми (или накопленными) знаниями, умениями, создавать мотивацию. Центральными предметами, знакомящими школьников с социальным, политическим и экономическим проблемным полем является история и литература.

Чему учит история? Вот живет сообщество людей на определенной территории. У него имеется вот такой список проблем. Оно решает эти проблемы вот такими способами и получает следующие результаты, последствия. И так из века в век подрастающее поколение знакомится с проблемным полем региона.

Если же мы говорим о Сибири, то географически территория Сибири и Дальнего Востока занимает более двух третей территории Российской Федерации. Возникает резонный вопрос: «Что мы можем узнать о проблемном поле этого региона из современных школьных (да и вузовских) учебников истории?». Большая часть повествования касается истории центрального региона Российской Федерации. Литература, в свою очередь, знакомит школьников с нравами региона. Возникает второй вопрос: «Почему нельзя заменить некоторые литературные произведения сходных по тематике на произведения сибирских писателей?»

Это имеет колоссальное значение для развития регионов нашего государства. Так как способный ученик, хорошо осваивающий школьную программу в региональной школе, к концу обучения оказывается дезориентирован. В школе его учат на одном проблемном поле, а в регионе актуальны иные проблемы.

Еще большее значение это приобретает в системе высшего профессионального образования после присоединения к Болонской декларации. Спросите выпускника регионального вуза проходившего обучение по профилю экономика предприятий, менеджмент, муниципальное управление или предпринимательская деятельность: «Где вы предполагаете реализовать свои профессиональные знания? В каком регионе?». 90% ответов будет в России или в том регионе, где он живет в настоящий момент. Задайте второй вопрос: «А знаете ли вы хоть одну отечественную экономическую теорию, теорию мотивации или управления?». За последние 7 лет преподавания в экономическом вузе никто не мог вспомнить хоть одну. Еще раз повторю это способные ученики, хорошо успевающие практически по всем преподаваемым дисциплинам.

Получается, что студент отличник после окончания вуза не имеет необходимых для самостоятельной профессиональной деятельности знаний и умений. И когда он, даже если устраивается на работу по специальности, от своего работодателя фразу: «Забудь все чему учили в вузе и начинай сначала» в его уме происходит серьезный разлад. Суть его проста: он является обладателем мало пригодных для жизни в данном обществе знаний, на которые потратил около 20 лет своей жизни, много времени, нервов и усилий.

Из этой ситуации для отличника есть три способа решить этот конфликт. Первый - поступить так, как советует работодатель и начать все заново. Сопровождается сильными психологическими издержками. Второй – трудоустроится по другой специальности: все равно же переучиваться. Это психологически сделать проще. Поэтому значительная часть современной экономики строится непрофессионалами. То есть государство тратит значительное количество ресурсов на образование специалиста, а его экономическая отдача для государства в разы ниже ожидаемой. Третий путь таков: Если знания не соответствуют месту трудовой деятельности (региону работы), то тогда я поеду туда, где эти знания будут совпадать с проблемным полем и запросам региона. То есть сама система образования закладывает миграционные процессы. Причем, начинаются они не с антитезы «регион-центр», а скорее с антитезы «деревня-город».

Сообразительные дети в деревнях получают знания, которые будут востребованы в городе, районном центре. Из этих малых городов стремятся уехать в областные центры. Оттуда в федеральный центр, а затем за границу. Причем уезжают именно наиболее активные и способные, именно тот контингент, который необходим их малой родине для своего развития.

Без сомнения идея такого образования была сформулирована и реализована на заре формирования СССР. Но отток интеллектуальных ресурсов из региона в центр в советское время компенсировался распределением специалистов по регионам. Сейчас же обратный поток специалистов из центра в регион ничтожен. Обычно в регионы прибывают граждане из иных культурных сред подрывая социальную стабильность региона и затормаживая возможные темпы развитие региона, так как приезжающим необходимо время на адаптацию, погружение в культурные традиции совместного проживания и проблемное поле того места куда они приехали.

Таким образом, реформа образования должна начинаться с ответа на вопрос: какое население и с каким набором качеств хочет видеть государство через 15-20 лет. В свою очередь ответ на этот вопрос должен решаться со стратегических планов развития государство, которых до сих пор нет. При этом идея единого для всех образования закладывает тенденции миграции из менее развитых регионов в более развитые. Поэтому необходимы государственные механизмы, компенсирующие эти процессы. Либо мы отказываемся от идеи единого образования и создаем систему образования с региональным проблемным полем, что позволит удержать часть активного и хорошо образованного населения в регионах. В любом случае выбор того или иного варианта предполагает определение идеологических ориентиров государства. Отсутствие же выбора и отпускание ситуации на самотек замедляет возможные темпы развития Российской Федерации. А с определенного момента это может привести к ситуации, когда отсутствие целенаправленной работы с человеческий капиталом регионов станет источником разрушения государственности на этих территориях.

Подписаться на секретный telegram-канал, чтобы не пропустить эксклюзивную информацию, не представленную больше нигде.