Вброс о запрете старых авто – классическая провокация

Яркая новость оккупировала верхние строчки новостных агрегаторов в среду 14 августа. Комитет Госдумы по экономической политике и промышленности поставил вопрос о «законодательном запрете использования автомототранспортных средств, достигших предельных сроков эксплуатации». О каких автомобилях идет речь и какие санкции будут применяться, пока не уточняется; «КоммерсантЪ», по сути, дал слабый вброс.

Но сам этот вброс, учитывая, насколько стар автопарк в регионах и сельской местности, безусловно, социально опасен. Что подумает рядовой русский, прочитав такую новость? Что власть снова хочет его ограбить!

Причем проделана эта информационная диверсия с особым цинизмом: лицом законопроекта стала заместитель председателя означенного комитета «единоросска» Альфия Когогина, избранная по Набережно-Челнинскому одномандатному избирательному округу № 29. Муж Альфии Гумаровны – Сергей Когогин, генеральный директор ПАО «КамАЗ» – организации, напрямую заинтересованной в запрещении старых коммерческих автомобилей. Но кому еще может быть выгоден такой шаг?

Банки и автопроизводители

Лоббистов всевозможных запретов у нас – как грязи. Еще в 2013 году Министерство промышленности проталкивало законопроект, который, впрочем, до Госдумы не дошел. Там предлагалось ограничить возраст именно коммерческого транспорта 7-15 годами. Сейчас же в Минпромторге сменили риторику: там говорят, что надо не запрещать старое, опасное и неэкологичное, а «стимулировать» и поддерживать покупки нового экологичного и надежного. Основой такого стимулирования называют льготное автокредитование, то есть перекачку бюджетных средств в банковскую систему.

Суть его в том, что частный или квазигосударственный банк выдает кредит по его полной стоимости (скажем, 13%), а государственный бюджет компенсирует часть процентов: скажем, покупатель выплачивает лишь 5% плюс собственно тело долга, а бюджет – 8%. Ибо под 13% годовых покупатель, скорее всего, просто не сделал бы покупку. Вариант помочь банкам просто снизить процентную ставку через снижение ключевой ставки Центробанка если и рассматривается в правительстве, то уж очень медленно

Что такое КамАЗ? Это деньги «Ростеха» (госкорпорация, которую возглавляет германский сослуживец гаранта Сергей Чемезов), помноженные на прибыль мутных офшоров из «панамского списка» (да, ленинградский друг гаранта Сергей Ролдугин тоже присутствует). И классическая супружеская пара: один сидит на бизнесе, другой обеспечивает поддержку во власти. Чаще, правда, наоборот: у наших чиновников как на подбор невероятно талантливые в бизнесе жены. Но поставить во главе «КамАЗа» госпожу Когогину было бы явным перебором.

Вторым крупным бенефициаром возможного закона является Группа ГАЗ, принадлежащая главным образом «несправедливо обиженному Западом» любителю несвежей рыбки Олегу Дерипаске, которому ну очень хотят помочь российские власти.

Ну а если дело дойдет до легковушек, то, конечно, расправит несуществующие крылья лидер этого рынка в России «АвтоВАЗ», принадлежащий Alliance Rostec Auto B.V – содружеству «Рено» (старшего партнера) и «Ростеха» (почетное право выделять средства)

Всем им надо продавать свою неконкурентоспособную на мировом уровне продукцию, единственное достоинство которой – относительно скромная цена. Мы, собственно, понимали все это и так.

В Минтрансе и Минпромторге признали, что инициативу получили и рассматривают. Тем не менее точный текст ее неизвестен, поэтому вопросы есть и к «Коммерсанту»: в редакции не могли не понимать, что вбрасывают скандальный информповод и фактически дискредитируют Государственную Думу. И все-таки сделали это. Поэтому необходимо упомянуть, что ИД «Коммерсантъ» контролируется Алишером Усмановым, а нелепый миф о том, что учредители не вмешиваются в редакционную политику, следует оставить на совести тех, кто протащил его в Закон о СМИ.

Хлам не виноват

Судя по всему, проект пока существует только в виде сырой идеи. Никаких предельных сроков эксплуатации авто у нас нет, то есть это понятие еще нужно внести в законы и регламенты. Но если это будет сделано, то лишь подтвердит существование феномена, который «Русская планета» рассматривала совсем недавно: у людей последовательно изымают собственность, заменяя ее услугой. Ведь если автомобилем – совершенно не важно, личным или коммерческим – можно пользоваться только определенное время, то какая же это собственность? Типичная услуга, своеобразный лизинг от заботливого государства и приближенных к нему предпринимателей.

Понятно, что «автохлам» смущает приличных людей, которые временно ездят по российским дорогам. Вот, скажем, автопарк супругов Когогиных (согласно декларации): Mercedes-Benz CLS-класс, BMW X6, Land Rover Defender, Гидроцикл Yamaha VX700. Смущает, правда, то, что этот набор повторяется в декларациях с 2012 года, то есть того и гляди попадет под собственный запрет. Но мы надеемся все же, что супруги регулярно обновляют свои автомобили, просто хранят верность одним и тем же маркам

Но так ли страшны 20-летние «восьмерки», как их малюют? Даже продажная девка российской власти статистика указывает, что по причине технической неисправности автомобилей происходит лишь 3,8% аварий – в десять раз меньше, чем из-за плохого качества дорог! Но и тут дело совсем не в старости. Из этого относительно небольшого количества причинами аварий являлись:

  • 5,3% – установка одновременно шипованной и нешипованной резины либо покрышек с разными рисунками протектора;
  • 10,2% – «лысая» резина;
  • 18,5% – самовольные изменения конструкции автомобиля;

и так далее.

То есть возрастной износ машины – это вообще не проблема с точки зрения статистики! Старые машины «живут» в небольших населенных пунктах с умеренным трафиком, а серьезные ДТП там устраивают главным образом новые хозяева жизни или проезжие торопыги.

Что до больших городов, то там решение уже принято – в ПДД введены знаки, ограничивающие движение машин ниже определенного экологического класса. Вот-вот они начнут действовать в Москве (для центра города – 4-й класс и выше), чуть позже присоединятся Санкт-Петербург и Екатеринбург

Если жители позволят – они там активнее защищают свои интересы, чем москвичи, как бы эффектно ни смотрелись видосики с митингов.

* * *

Таким образом, перед нами откровенная информационная провокация Чемезова – Усманова, подливание масла в костер, размывание и без того зыбкого доверия людей к власти. Поэтому главный вывод из безответственного вброса от госпожи Когогиной – России необходимо вернуть в законы процедуру отзыва избирателями депутатов Госдумы. На ком можно апробировать эту процедуру, хорошо знают в Набережных Челнах, небогатом городе с большой долей старых авто.

Михаил Мельников

Подписаться на секретный telegram-канал, чтобы не пропустить эксклюзивную информацию, не представленную больше нигде.