Инквизиция и Русь

Христианство, каким бы оно ни было, католическим или почти православным, пролило немало крови и все это в угоду своему господу, который, по словам церковников, претендует на роль самого любящего и прощающего.

Справа - картина Г.Г.Мясоедова «Сожжение протопопа Аввакума»,  1897 год

Из школьного курса истории всем известно о крестовых походах, о крещении Руси огнём и мечом, ну и, конечно же, об инквизиции, которая не гнушалась жечь людей заживо.

Но, говоря об инквизиции, на ум приходят воспоминания о европейской средневековой инквизиции и редко кто догадывается, что  на Руси инквизиция тоже имела место.

Ведовские процессы возникли уже в XI* в., вскоре после утверждения христианства. Расследованием этих дел занимались церковные власти. В древнейшем юридическом памятнике — «Уставе князя Владимира о церковных судах» ведовство, чародейство и волхвование отнесено к числу дел, которые разбирала и судила православная церковь. В памятнике XII в. «Слово о злых дусех», составленном митрополитом Кириллом, также говорится о необходимости наказания ведьм и колдунов церковным судом.

...Когда (людям) кака-любо казнь найдет, или от князя пограбление, или в дому пакость, или болезнь, или скоту их пагуба, то они текут к волхвам, в тех бо собе помощи ищуть.

Слово о злых дусех

По примеру своих католических соратников православная инквизиция разработала в XIII в. методы распознавания ведьм и чародеев огнем, холодной водой, путем взвешивания, протыкания бородавок и т. п. Вначале церковники считали колдунами или чародеями тех, кто не тонул в воде и оставался на ее поверхности. Но затем, убедившись, что большинство обвиняемых не умели плавать и быстро тонули, изменили тактику: виновными стали признавать тех, кто не мог держаться на воде. Для распознания истины широко применяли также, по примеру испанских инквизиторов, испытание холодной водой, которую капали на головы обвиняемых.

Особым зверством отличился новгородский архиерей Лука Жидята, живший в XI в. Как отмечает летописец «сей мучитель резал головы и бороды, выжигал глаза, урезал язык, иных распинал и подвергал мучениям» Так же сурово Лука расправлялся и с принадлежавшими ему крестьянами. Холопу Дудику, не угодившему чем-то своему феодалу, по приказанию Луки Жидяты отрезали нос и обе руки.

В летописи за 1227г говорится о казни четырех волхвов, которых сначала доставили на двор архиепископа, а затем предали огню.

Около того же времени в Смоленске духовенство требовало казнить монаха Авраамия, обвиняя его в ереси и чтении запретных книг – предложенные виды казни – пригвоздить к стене и поджечь, или утопить.

В 1284 г. в русской «Кормчей книге» (сборнике церковных и светских законов) появляется мрачный закон: «Если кто будет еретическое писание у себя держать, и волхованию его веровать, со всеми еретиками да будет проклят, а книги те на голове его сжечь». Видимо, следуя, данному закону, в 1490 году новгородский архиепископ Геннадий велел сжечь на головах осужденных-еретиков берестяные грамоты. Двое наказанных сошли с ума и умерли, архиепископ Геннадий же причислен к лику святых.

http://pskovmir.edapskov.ru/pic/2352.jpg

В 1411г. киевский митрополит Фотий разработал систему мероприятий борьбы с ведьмами. В своем послании духовенству он предлагал отлучить от церкви всех, кто будет прибегать к помощи ведьм и чародеев. В том же году по наущению духовенства в Пскове сожгли 12 колдуний за якобы насланный на город мор.

В 1444 г. по обвинению в чародействе в Можайске всенародно был сожжен боярин Андрей Дмитрович с женой.

В XVI в. преследование волхвов и колдуний усилилось. Стоглавый собор 1551 г. принял против них ряд суровых постановлений. Наряду с запрещением держать у себя и читать «богомерзкие еретические книги», собор осудил волхвов, чародеев и кудесников, которые, как отметили отцы собора, «мир прельщают и от бога отлучают».

В «Повести о волхвовании», появившейся под влиянием церковной агитации против ведьм и чародеев, их предлагалось «огнем жечи». Наряду с этим церковь воспитывала народ в духе непримиримой вражды к медицине. Проповедуя, что болезни посылаются богом за грехи людей, церковь требовала, чтобы народ искал исцеления в молитвах, испрашивая «божьей милости» в «чудотворных» местах. На знахарей, лечивших народными средствами, церковь смотрела как на посредников дьявола, пособников сатаны. Этот взгляд нашел отражение в памятнике XVI в. — «Домострое». По «Домострою», грешники, оставившие бога и призывавшие к себе чародеев, кудесников и волхвов, уготовляют себя дьяволу и будут мучиться вечно.

Обобщив весь накопившийся опыт по борьбе с ведовством и чародейством, по настоянию духовенства был издан специальный указ царя Алексея Михайловича 1653 года, повелевавший "никаких богомерзких дел не совершать, не держать отреченных, гадательных и еретических книг, не ходить к ворожеям и ведунам". Виновных лиц велено как врагов божьих жечь в срубах. Это не было одной угрозой. Так, Г.К.Котошихин рассказывает, что за «волховство, за чернокнижество мужиков жгли живыми, а женщинам за чародейство отсекали головы».

Четырьмя годами ранее Земским собором в 1649 году было принято Соборное уложение - свод законов Русского царства, действовавший почти 200 лет, до 1832 года. Глава первая Соборного уложения начинается статьёй "О богохулниках и о церковных мятежниках"

1. Будет кто иноверцы, какия ни буди веры, или и русской человек возложит хулу на Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, или на рождьшую Его Пречистую Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию, или на честный крест, или на Святых Его угодников, и про то сыскивати всякими сыски накрепко. Да будет сыщется про то допряма, и того богохулника обличив, казнити, зжечь.

«Уложение» было подписано всеми участниками Собора, в том числе Освященным собором — высшим духовенством. Среди подписавших был и архимандрит Никон, через несколько лет ставший патриархом.

В дальнейшем казни еретиков происходили уже государственными властями, но по указу духовенства. «Когда нужно было кого-то пытать духовное начальство посылало обвиняемого к светскому начальству».

Следующими событиями, приведшими к массовым казням, стали церковная реформа Патриарха Никона (1650—1660), а также церковный Собор (1666), на котором староверов и всех не покоряющихся церкви предали анафеме и объявили достойными «телесной» казни.

В 1666 году был схвачен и сожжен старовер-проповедник Вавила. Современник старец Серапион писал по этому поводу: «богомерзкий чернец Вавилко сожжен за свою глупость».

В 1671 году в Печенгском монастыре был сожжён старообрядец Иван Красулин.

В 1671 — 1672 годах в Москве сожжены старообрядцы Авраамий, Исайя, Семёнов.  

В 1675 году четырнадцать староверов (семь мужчин и семь женщин) сожжены в Хлынове (Вятка).  

В 1676 году было приказано «сжечь в срубе с кореньем и с травы» Панко и Аноску Ломоносовых за колдовство с помощью кореньев. В том же году сожгли старообрядца инока Филиппа, а в следующем, в Черкасске — попа-старообрядца.

11 апреля 1681 года были сожжены стараобрядцы протопоп Аввакум и три его товарища по заключению: Феодор, Епифаний и Лазарь. Кроме того, в сочинениях Аввакума сохранились сведения о сожжении ещё около ста староверов.

Сожжение в срубе протопопа Аввакума (старообрядческая икона)

22 октября 1683 года светские власти приговорили к сожжению старообрядца Варлаама. В 1684 году царевна Софья Алексеевна подписала указ «…о наказании рассеивающих и принимающих ереси и расколы», если «…с пыток начнут в том стоять упорно же, а покорения святой церкви не принесут…» «…по троекратному у казни вопросу, будет не покорится, сжечь».

В этом же году был сожжен старообрядческий проповедник Андроник («Того черньца Андроника за ево против святаго и животворящаго креста Христова и Церкви Ево святой противность казнить, зжечь»).

Иностранцы свидетельствовали, что на Пасху 1685 года по указанию патриарха Иоакима сожгли в срубах около девяноста раскольников.

В. Татищев (1686—1750), русский историк и государственный деятель, писал в 1733 году:

Никон и его наследники над безумными раскольниками свирепость свою исполняя, многие тысячи пожгли и порубили или из государства выгнали.

Свою инквизиторскую деятельность православная церковь осуществляла через судебные органы, находившиеся в распоряжении епархиальных архиереев, через патриарший суд и церковные соборы. Она располагала и специальными органами, созданными для расследования дел против религии и церкви – Приказом духовных дел, Приказом инквизиторских дел, Раскольнической и Новокрещенской конторами и др.

По настоянию церкви делами о преступлениях против церкви и религии занимались и светские следственные органы – Сыскной приказ, Тайная канцелярия, Преображенский приказ и др. Сюда поступали дела от церковных властей в тех случаях, когда в «изъяснение подлинной правды» требовалось подвергнуть обвиняемых пыткам. И здесь духовное ведомство продолжало наблюдать за ведением следствия, получало допросные листы и «экстракты». Оно ревниво оберегало свои судебные права, не допуская их умаления со стороны светских властей. Если светский суд не проявлял достаточной оперативности или отказывался пытать обвиняемых, посланных церковниками, те жаловались на ослушников светским властям. По настоянию духовных властей правительство неоднократно подтверждало, что местные власти обязаны по требованию епархиальных иерархов принимать направленных ими людей «для полного розыска».

Ведовские процессы часто очень разрастались, чему способствовала применявшаяся тогда практика сыска вины пытками и казнями. Например, в 1630 г. по делу одной «бабы-ворожейки» было привлечено 36 человек; по делу Тимошки Афанасьева, возникшему в 1647 г., судили 47 «виновных». В 1648 г. вместе с Первушкой Петровым, обвиненным в чародействе, «пытали» истину у 98 человек. За Аленкой Дарьицей, привлеченной к суду в 1648 г. за тот же грех, последовали 142 жертвы. С Анюткой Ивановой (1649 г.) судили за чародейство 402, а по процессу Умая Шамардина (1664 г.) - 1452 человека.

Ведовские процессы продолжались и при Петре I, причем для борьбы с колдовством привлекался весь административно-полицейский аппарат феодально-крепостнического государства.

В 1699 г. в Преображенском приказе велось следствие по обвинению в колдовстве аптекарского ученика Маркова. Здесь же пытали крестьянина Бложонка за его сношение с нечистой силой.

В 1714 г. в городе Лубны (Украина) собирались сжечь за чародейство одну женщину. Об этом узнал В. Н. Татищев, находившийся в этом городе проездом из Германии, автор «Истории российской». Он критиковал реакционную роль церкви и стремился освободить «вольные науки» от религиозной опеки. Поговорив с обвиняемой, Татищев убедился в ее невиновности и добился отмены приговора. Женщину все же отправили на «смирение» в монастырь.

Воинский устав Петра I 1716 года  предусматривал для чернокнижников сожжение, «ежели оный своим чародейством вред кому учинил, или действительно с диаволом обязательство имеет».

Активную роль служителей культа в организации и ведении ведовских процессов отмечает и Именной указ императрицы Анны Иоанновны «О наказании за призывание волшебников и о казни таковых обманщиков» от 25 мая 1731 года.

По этому указу епархиальные архиереи должны были наблюдать, чтобы борьба с чародейством велась без всякого снисхождения. Указ напоминал, что за волшебство назначается смертная казнь сожжением. Сожжению подвергали и тех, кто, не «боясь гнева божьего», прибегал к колдунам и «знахарям» за помощью.

Именно по этому указу 18 марта 1736 г. в Симбирске за ересь и колдовство был сожжён посадский чиновник Яков Яров, занимавшийся знахарством.

В результате допросов выявилось, что Яров в 1730 году лечил в Симбирске многих «болящих», не только по своему личному желанию, но и по призыву самих симбирских посадских людей.  Указанные свидетели при допросе единогласно показали, что Яров лечил их от разных болезней, и это было известно не им одним, но и другим, которые «важнее их»; что же касается его учения, еретических книг и волшебства, то об этом и подозрения у них на него никакого не было; напротив того, он казался им всегда «богобоязненным» и добрым.

Симбирская ратуша заканчивает следствие о Ярове и все дело передает сначала в канцелярию Воеводского правления, а потом и в канцелярию Симбирской провинции. Здесь повторно опрашиваются снова все свидетели, которые единогласно повторяют свои показания и говорят, что «богохульства и еретичества в Ярове они не примечали, обращались к нему как к знахарю, принимали от него и пили именно те травы, которые делал он, и от этих трав им всегда легчало».

Однако такой ход расследования многим не нравился, необходимо было обвинить Ярова в запрещенном волшебстве и колдовстве. Теперь дело переходит в Казанскую губернскую канцелярию. Начинается новый виток расследований с применением пыток, под действием которых все показания как самого Ярова, так и всех свидетелей меняются. Яков признается в еретичестве и колдовстве. Четыре года велось следствие, и по завершении дело было передано в Священный синод, в столицу, а затем были утверждены правительствующим сенатом. Наконец был вынесен приговор: подвергнуть еретика Якова Ярова сожжению. Казнь Якова Ярова была приведена в исполнение 18 марта 1736 года публично на главной площади Симбирска.

***

Последнее известное сожжение произошло в 70-е гг. XVIII в. на Камчатке, где в деревянном срубе сожгли колдунью-камчадалку. Руководил казнью капитан Тенгинской крепости Шмалев.

***

В годы первой русской революции 1905 года прогрессивному историку и общественному деятелю А. С. ]]>Пругавину ]]>удалось познакомить русское общество с инквизиционной деятельностью монастырских застенков. Журналы того времени писали, что со страниц его книг «веет ужасами инквизиции» и если инквизиция отошла уже в область преданий, то монастырские тюрьмы представляют современное зло и даже в XX в. сохранили специфические черты человеконенавистничества и жестокости.

* - События в статье представлены с точки зрения традиционной хронологии и официальной истории.

Источники:

1) Е. Ф. Грекулов «Православная инквизиция в России»

2) Статья Е.Шацкого «Русская православная церковь и сожжения»

3) Статья « История греха. Православная инквизиция на Руси»

4) Статья в Википедии «Казнь через сожжение в истории России»

 

Загрузка...
Развернуть комментарии