Медицина на Руси. Как лечились славянские предки?

Лекари-профессионалы появились, в основном, из среды волхвов, кудесников, ведунов, знахарей, колдунов - этому способствовали природная наблюдательность, желание найти разгадку явлений природы, тайн человеческого организма.

Уважением к естествоведческим познаниям волхвов проникнуты многие ранние летописи.

Волхвы были знатоками "зелий, т.е. лекарственных растений. Волхвы успешно выступали в роли детских врачей, оказывали помощь женщинам при бесплодии, их приглашали в дома к больным, страдавшим заразными болезнями, к раненым и "язвенным больным.

В ранних памятниках письменности господствует полная нерасчлененность понятий "волхв, "врачь, "лечець, "зелейник, "чародей. По древнерусскому представлению, волшебство - это высокое искусство, мастерство ("влъшебная хытрость), а волхв - есть "премудр, человек с большим опытом и знаниями.

Чтобы показать особую глубину медицинских знаний у врачей, древнерусская литература присваивала им эпитеты "мудрых, "хитроков, "филозофов.

Медицина в Новгороде как пример медицины на Руси

Новгород по своей санитарной культуре и благоустройству стоял на первом месте среди крупнейших городов Северной Европы. Здесь раньше, чем в Париже и Лондоне на площадях и улицах появились деревянные мостовые, действовала разветвленная подземная дренажная сеть деревянных труб.

Новгородцы прежде киевлян (в конце IX - начале X вв.) приступили к строительству деревянных изб.

Баня в Древней Руси была распространена гораздо шире, чем в любой европейской стране. Новгородские врачеватели хорошо понимали целебную силу бань.

Мыло в ту пору ввозилось из-за границы и было доступно Красивая и удобная одежда - не только проявление вкусов и моды различных эпох, но и своеобразный индикатор санитарной культуры населения. Новгородцы в XI - XIII вв. одевались в одежду, хорошо сохраняющую тепло, и надежно предохраняющую кожу от механических повреждений, пыли, грязи, укусов насекомых, не сковывающую движения.

Для стирки одежды и мытья тела новгородцы использовали легкомылящиеся почвы, минералы, имевшие в своем составе жир и золу. Белье кипятили в бочках с зольной водой.

Новгородцы были сильными людьми. Физический труд, простая, здоровая пища, длительное пребывание на свежем воздухе повышали их сопротивляемость губительному действию микроорганизмов.

Но жестокий бич голода, эпидемии уносили многие жизни. С середины XII до начала XVIII в. чума, оспа, сибирская язва, тиф - 17 раз становились причиной опустошительных эпидемий для Новгорода. Все, кто был способен, бежали из города, оставляя его на попечение светских и монастырских лекарей.

С постоянным риском для жизни они обходили дворы и улицы. Кормили больных, передавая им пищу через пламя костра. Отвозили умерших на дальние кладбища.

Первые больницы основывались, в основном, в монастырях. Деревянные здания больниц располагались обычно внутри четырехугольного пространства, образованного монастырскими стенами. В больших монастырях наряду с больницами строили бани и "свитошные (прачечные).

Начиная с XV в. очаги с дырой в потолке вместо дымохода выместили печи, на смену которым со временем пришла система внутристенных труб с циркулирующим по ним горячим воздухом. Окна закрывали пластины слюды. Больные спали на деревянных нарах. Вместо матрацев использовались сухой мох, солома, камыш.

Широкое использование лекарств растительного и животного происхождения дополнялось приемами из арсенала хирургического искусства.

Почетом в древнем Новгороде были окружены "резальники (хирурги). Используя экстракт красавки и настойку опия, они проводили довольно сложные операции по ампутации конечностей, трепанации черепа, чревосечению.

В некоторых летописях можно найти описание врачебных действий. Так, если судить по "Изборникам Святослава" (1073, 1076), то врач должен был, прежде всего, быть резалником (хирургом - М.М.), умеющим разрезать ткани, ампутировать конечности, производить лечебные прижигания раскаленным железом, т. е. упот¬ребляющим металл: "Железо не весть, что делает, но врач весть действо железное". В других летописях привлекают внимание своеобразные иллюстрации на медицинские темы. Так, "Лицевой летописный свод", охватывающий период от "сотво¬рения мира" до 1567 года, содержит рисунки древнерусских протезов, называвшихся "древяница" или "тояги". Они предназначались для людей с ампутированными конечностями. Костыли, тоже деревянные, иногда со сложными приспособлениями, употреблялись для опоры плеча, колена. В "Своде" была даже миниатюра, иллюстрирующая процесс изготовления в кузнице железного крепления на костыль.

Медицинские сведения в древнерусских летописях были чаще всего связаны с болезнями сильных мира сего. Так, в "Повести временных лет (1044) говорится о постоянной повязке на темя по поводу врожденной мозговой грыжи, сделанной князю Всеславу. В Ипатьевской летописи (1289) содержится документальное и красочное описание болезни князя Владимира Васильевича Волынского, благодаря которому современный медик может распознать заболевание, о котором идет речь: скорее всего, это был рак нижней губы. К сожалению, Ипатьевская летопись не сообщает, как лечили князя - может быть, еще и потому, что исход лечения оказался фатальным.

Гораздо подробнее и квалифицированнее освещает летописец болезнь Василия III (отца Ивана Грозного), приводит почти клиническое описание хода заболевания, которое было, по всей вероятности, гнойным воспалением тазобедренного сустава (гнойный артрит).

Запечатленные в летописях своеобразные "истории болезни руcских князей свидетельствуют об использовании и различных хирургических методов лечения Так, в Никоновской летописи описано, как в "лето 69491441 г.) долго болевшему князю Дмитрий Юрьевичу Красному во время причащения оказал квалифицированную медицинскую помощь его духовник врач-монах отец Осия: при сильном кровотечении он успешно использовал метод тампонады.

Древнерусские историки сообщали об использовании метода прижиганий (с помощью горящего трута). По свидетельству Никоновской летописи, в "лето 6970страдавшего "сухотной болезнью", был применен общепринятый тогда метод лечения - прижигания. К сожалению, примененный метод не помог.

Одно из немногих известных имен - легендарная Евпраксия (1108-1180), внучка Владимира Мономаха, дочь князя Мстислава. В 1122 году ее выдали замуж за сына императора Византии Алексея Комнена и при короновании назвали Зоей. В Византии она изучила греческий язык и "много занималась в излюбленной ею области врачевания, быть может перечитала доступные ей медицинские сочинения (Гиппократа, Галена и др.) и в результате сама написала руководство по медицине.

Это руководство - один из древнейших русских лечебников "Мази ("Алимма): единственный уцелевший экземпляр этого руководства хранился во Флоренции, в библиотеке Лоренцо Медичи. В конце XIX века российский историк Х.М.Лопарев обнаружил во Флоренции этот труд и приобрел копию греческой рукописи "Алимма. В рукописи, состоявшей из пяти частей, были приведены в определенную систему различные разрозненные медицинские сведения, в частности, описаны "наружные болезни" и приведены рецепты различных лекарств, рекомендовавшихся при заболеваниях кожи и зубов, рассказывалось о болезнях сердца и желудка. В качестве наиболее распространенных лекарств в рукописи были приведены всевозможные мази, почему, вероятно, и весь труд получил название "Алимма". Этот труд, обобщивший ряд медицинских наблюдений того времени и приписываемый Зое, был, очевидно, знаком и использовался лечцами Древней Руси. Каково было "врачебное сословие" Древней Руси?

В существовавших тогда монастырских и церковных больницах работали образованные врачи-монахи, профессионалы своего дела. Конечно, основным занятием ученых-монахов, представлявших тогда очень тонкий слой носителей интеллектуальной культуры, было, скорее всего, не исцеление болящих или изучение и переписка античной литературы, а богословие, поглощавшее главные интеллектуальные устремления духовного сословия. Но все-таки, как свидетельствуют исторические источники, немало было среди них и т.наз.монастырских врачей.

Помимо образованных (в той или иной мере) врачей-монахов, пользовавших своих пациентов в монастырях, в средневековой России действовали многочисленные мирские врачи, профессиональные лечцы, постигавшие азы своей профессии в порядке ремесленного ученичества, часто в семьях потомственных целителей. Среди них преобладали специалисты "терапевтического профиля - камчужные (по лечению ломоты, в современном понимании - ревматизма), очные (они занимались лечением болезней глаз), чепучинные (специалисты по сифилису), те, кто лечил отпорчи (предки современных психоневрологов) и др.

О том, что в средневековой России лечение у хирурга было обычным делом, можно говорить вполне определенно. эти методы использовались в практике. Медицинская, в т.ч. хирургическая, помощь простому народу, в частности лечение ран, в какой-то мере обеспечивалась законодательно

Были в числе мирских врачей и лечцы "хирургического профиля - резалники: среди них различались костоправы ("травматологи), камнесечцы (специалисты по лечению болезней мочевого пузыря), кильные мастера (занимались лечением килы, т.е. грыжи), чечуйные (лечили геморрой). Позднее, в ХУ-ХУ1 веках, в свидетельствах современников упоминаются также алхимисты, "лекари польской породы, ученики общелекарские и др.

Правда, об их делах, об их практике, об их методах лечения в древнерусских летописях говорится до крайности мало. Вероятно, причин этого было несколько, например, неосведомленность летописцев в медицине; но основной причиной, может быть, было изначально скептическое отношение церкви к этим лечцам, которые, наряду с методами античной и народной медицины, применяли и сурово преследовавшиеся православием способы волхования, пришедшие еще из языческих времен. Нельзя исключить, впрочем, и элемент своеобразной конкуренции с врачами-монахами, с монастырской медициной.

Фармакология на Руси

Так, заболевание, которое современные медики называют цингой, наши древние коллеги побеждали настоем шиповника, чесноком, луком. Кстати, лук считался уни¬версальным средством, о нем даже сложили поговорку: "Лук от семи недуг". Деготь выручал от кожных болез¬ней, морковь — от малокровия, семенами тыквы изгоняли глистов. Есть мнение, что существовал даже сложный отвар, в состав которого входила ртуть: его применяли при "прилипчивы" (венерических) заболеваниях. Применение некоторых лечебных средств должно было сопровождаться заговорами. С конца XVII века в лечебниках встречается чрезвхычайно много "врачебных" молитв и знахарских заговоров, заимствованных частью из народной эпической старины, частью из книг апокрифических: все эти молитвы и заговоры были, конечно же, своеобразными психотерапевтическими лекарствами и порой помогали больным.

Териак - ссылка на эту панацею от всех бед есть у каждого врача, оставившего след в истории, начиная от Галена, кончая Авиценной, и далее - вплоть до новейших времен. Териак включен и в арсенал тибетской медицины и шире -медицины всего Востока.

Историки и врачи пытаются в древних источниках информации найти рецепт этого снадобья, но пока безуспешно. А ведь интересно было бы узнать о нем подробнее и, быть может, (почему бы и нет?) возродить его к жизни. Есть подозрение, что териак и поныне в арсенале безотказных средств народной медицины.

В произведении "Вертоград" (1534г.) можно найти более ста названий веществ и лекарств, которыми торговала Русь. Так, лекари использовали мышьяк для лечения болезней кожи, которые сопровождаются разрастанием рогового слоя. Для лечения кожных болезней применяли также киноварь и ртуть. С помощью этих средств избавлялись от таких паразитов, как вши и блохи.

На Руси были известны и побочные эффекты применения ртути - стоматиты, а также способы их предупреждения. Древнерусские целители использовали и минералы для лечения болезней.

Лазурит использовался в качестве слабительного и для лечения перемежающейся лихорадки.

Алмаз применялся для смазывания краёв гнойных ран и язв, а также для лечения дёсен при цинге.

Применение агата упоминается ещё в "Изборнике Святослава". Из него в Древней Руси изготовляли сосуды для перевозки и хранения лекарств. Уже в те времена агат считался лекарственным средством. Его применяли в виде присыпки или мази при укушенных ранах. В лечебнике описана разновидность агата - оникс, который применялся для изготовления инструментов для кровопускания. На Руси высокор ценился аметист. Его применяли в качестве противоядия при алкогольных отравлениях.

В Древней Руси был широко распространён способ лечения болезней с помощью определённых органов, желчи, животных соков, птичьих яиц, вытяжек из тел насекомых. Сырьё для таких лекарств добывали и на Руси, и привозили из других стран. Много сырья привозилось из восточных стран.

Самым популярным средством при любых расстройствах желудка считался "камень безоар", который находили в кишечнике многих животных. Есть ещё одно средство животного происхождения, применявшееся на Руси, - секрет железы кабарги - источник мускуса. Его применяли при болезнях сердца, а также при болезнях эпилепсии, душевнобольных с депрессией, лечили им и запои.

Огромной популярностью среди врачей московского государства пользовались пантовые "оттирки - панты пятнистых оленей. На Руси пантовые "оттирки назначались при эпилепсии), при желудочных и маточных кровотечениях, при параличах Больные пили их с вином и водой при сердечных болезнях.

Особенно ценили на Руси вещества, действующие благотворно на сердце, успокаивающие нервы, придающие бодрость. В древнерусских лечебниках их называли нежными ласкательными именами: "любка, "зелие милое, "дар небес и так далее.

Но основное место в древнерусской медицине занимали лекарства растительного происхождения. В настоящее время они более изучены, и многие из них успешно применяются современными врачами. Так, гвоздика рекомендовалась при слабости зрения, при заболеваниях желудка, печени, сердца. Перец (черный) считался у русских лекарей настоящей панацеей от всех болезней. Лечили им и ревматические болезни. В качестве противопростудных средств давали имбирь. Его принимали в уксусе на ночь.

Популярны были также мускатный орех, мускатный цвет, которые привозили из Индии. Они применялись как мочегонное средство и для возбуждения хронических больных.

В качестве обеззараживающих средств в Древней Руси использовалась полынь, багульник и др. В "Киево-Печерском патерике (16 в.) упоминаются сенна и ревень, которые употреблялись в качестве слабительных средств.

Однако непросто было сохранить лечебники и травники. Держать их у себя дома было небезопасно. На такого человека могли написать донос, судить, всё имущество забрать в казну, а человека сослать в какой-нибудь отдалённый монастырь. И таких случаев на Руси было немало.

Несмотря на это, лечебники и травники продолжали тайно хранить во многих домах, благодаря чему мы и имеем представление о многих элементах народной медицины Древней Руси.

В лечебниках русской медицины большое значение приобретают растения. Заготовка лекарственных растений выходит на первое место путем введения натуральной повинности, а также благодаря экспедициям травников аптекарского приказа. Особый "авторитет имело все семейство луковых, а в особенности чеснок и лук. В старинных травниках отмечалась их способность стимулировать регенерацию кожи при ожогах, ушибах, ранениях.

Хирургия Руси

В рукописных лечебниках раны различались "стреляные, "сеченые и "колотые, причем особое внимание обращалось не на "свежие раны, а на часто встречавшиеся осложнения - "старые, долго не заживавшие раны. Преобладали консервативные методы лечения, с использованием различных мазей. Для перевязки использовались или высушенные мицелии гриба, "губы дождевки, или "древесный мох, собранный преимущественно "с дерев благовонных: этот мох считался, кроме того, хорошим гемостатиком, Раны и язвы орошали разными целебными жидкостями. Использовали примочки и промывания. Применяли присыпки, окуривание ран дымом. Глубокие раны ("фистилы) подвергали спринцеванию. В большом ходу были "леваши - пластыри, а также непосредственное прикладывание к ранам различных частей свежих целебных растений. Вообще растительные лекарства, вместе с веществами химической природы (минералами, солями тяжелых металлов, некоторыми сложными органическими веществами), составляли тогда (да и потом тоже) основной арсенал использовавшихся средств лечения.

Так называемая "массовая хирургическая помощь в средневековой России тогда не намного отличалась от таковой в странах Европы. Например, ампутации конечностей ("оттирания), о которых в летописях упоминалось "попутно, мимоходом, - эти сложнейшие по тем временам операции хотя и нечасто, но все-таки производились русскими резалниками, об этом сохранились исторические свидетельства. Раз делали средневековые лечцы "сшивание ран - значит, использовали они и соответствующие инструменты и приспособления (иглы, нити и пр.). Операции производили "на лавке лекарской (операционном столе). Для транспортировки раненых с переломами конечностей и их лечения применяли шины из различных подручных предметов - об этом тоже упоминалось в летописях. Не было, правда, у нас тогда профессоров хирургии - так и в Западной Европе, несмотря на многовековое существование университетов, они насчитывались буквально единицами. Не было и "братств хирургов - только потому, что разделение медицины и хирургии было неведомо в России ни тогда, ни потом....

Чем не болели наши предки?

А ведь и в те времена был грипп, да только называли его как-то иначе. А вот как - неизвестно.

Обозначение болезней и симптомов преимущественно через славянскую лексику свидетельствует об очень древней основе частной патологии. Из внутренних болезней отмечены: златяница (желтуха), камчюг (артриты), усови (плеврит), вдушь (астма). К нервно - душевным относились точение пены, или падучая немочь (эпилепсия), расслабление (параличи). Прокажением именовали болезни типа волчанки, лепры и другие кожные невзгоды.

Из инфекционных хорошо знали сухотку (чахотку), огневую (сыпной тиф). Трясця (малярия) описана в форме вседневной, черездневной и "квартано" (четырехдневной). К группе гибельных моров причислялись утроба кровавая (дизентерия), чума легочная, мозолие (бубонная чума), возуглие, или прищ горющ (сибирская язва), жаба горляная и многие другие.

Подписаться на секретный telegram-канал, чтобы не пропустить эксклюзивную информацию, не представленную больше нигде.