Как Америка влияет на иностранные выборы

Американские учёные наконец завершили долгие подсчёты. Число вмешательств Вашингтона в чужие выборы было проанализировано, классифицировано и подвергнуто строгому бюрократическому учёту. Выяснилось, что Белый дом вмешивался в чужие выборы 81 раз! Москве до такого результата ох как далеко.

«Россия не единственная, кто вмешивается в выборы. Мы тоже это делаем», — пишет Скотт Шейн, журналист, специализирующийся на вопросах национальной безопасности, бывший московский корреспондент «Нью-Йорк таймс».

Сумки с наличными. Они прибыли в римский отель. Это деньги для итальянских кандидатов. А вот скандальные истории из иностранных газет: оказывается, кое-кто «прокачал» выборы в Никарагуа. А в другом месте планеты — миллионы памфлетов, плакатов и наклеек. Они были напечатаны с единственной целью — сбросить действующего президента Сербии.

Это что же, длинная рука Путина? Нет, это просто небольшая подборка из истории вмешательства Соединённых Штатов в заграничные выборы, замечает с иронией Шейн.

Недавно американские разведчики предупредили сенатский комитет по разведке: похоже, русские готовятся «повторить» на промежуточных выборах 2018 года знакомый «ход», то есть провести операцию, подобную операции 2016 года. Разведчики поведали о «взломе, утечке, манипуляциях в социальных сетях». Возможно, на сей раз русские зайдут и дальше.

Позднее Роберт Мюллер, специальный прокурор, обвинил во вмешательстве тринадцать россиян и три компании, управляемые бизнесменом «с тесными кремлёвскими связями». Схема атак через социальных медиа на Хиллари Клинтон и сеяния раздора применялась, оказывается, целых три года!

Большинство американцев, конечно, шокировано всем этим: ведь это же «беспрецедентное нападение» на американскую политическую систему. Однако ветераны разведки и учёные, которые специализируются на изучении тайных операций, имеют совершенно иной взгляд на эти вещи. Своими откровениями эти специалисты поделились с мистером Шейном.

«Если вы спросите офицера разведки, нарушают ли русские правила, делают ли они нечто странное, ответ будет таким: нет, вовсе нет», — говорит Стивен Л. Холл, который ушёл в отставку из ЦРУ в 2015 году. Он проработал в ЦРУ тридцать лет, и работал он как раз руководителем в отделе «российских операций».

По его словам, Соединённые Штаты — «абсолютный» рекордсмен в истории по влиянию на чужие выборы. Разведчик надеется, что американцы своё лидерство в этом деле сохранят.

Лок К. Джонсон, «профессор» разведки, начавший карьеру ещё в 1970-х годах, говорит, что русская операция 2016 года была «просто киберверсией стандартной практики Соединённых Штатов». США практикуют такие вмешательства «на протяжении десятилетий». Американские официальные лица всегда «беспокоились насчёт внешних выборов».

«Мы занимались такими делами с тех пор, как было создано ЦРУ, то есть с 1947 года», — отметил мистер Джонсон, ныне педагог в университете Джорджии.

По его словам, в своей деятельности разведчики использовали плакаты, брошюры, почтовые рассылки, да что угодно. Публиковалась и ложная «информация» в зарубежных газетах. Цээрушники использовали и то, что британцы называют «кавалерией короля Георга»: чемоданы с наличными.

Соединённые Штаты уходили от демократических идеалов и гораздо дальше, пишет Шейн. ЦРУ помогло свергнуть избранных лидеров в Иране и Гватемале в 1950-х годах и поддержать насильственные перевороты в нескольких других странах в 1960-х годах. Люди ЦРУ замышляли убийства и поддерживали жестокие антикоммунистические правительства в Латинской Америке, Африке, Азии.

В последние десятилетия, утверждают Холл и Джонсон, российские и американские вмешательства в выборы «не были морально эквивалентны». Специалисты выделяют существенную разницу. Американские вмешательства, как правило, были направлены на то, чтобы помочь неавторитарным кандидатам «бросить вызов диктаторам» или продвинуть демократию «иным образом». А вот Россия вмешивается чаще с тем, чтобы навредить демократии или содействовать авторитарному правлению, считают эксперты.

Говоря о сравнении, мистер Холл отметил, что это как двое полицейских: они равны тем, что оба имеют оружие, однако один из них хороший парень, второй — плохой. Словом, важен мотив действий.

Дов Левин, учёный из Carnegie Mellon, проанализировал исторические данные на тему вмешательства. И выявил, что рекорд как в явных, так и в тайных действий по влиянию на исход выборов принадлежит США. Он обнаружил 81 вмешательство Соединённых Штатов и только 36 — Советского Союза или России в период 1946—2000 гг. Правда, «русский итог» он находит «неполным».

«Я никоим образом не оправдываю то, что сделали в 2016 году русские, — заметил Левин. — Совершенно недопустимо, что Владимир Путин вмешался таким образом».

Тем не менее, методы русских, использованные на выборах в США, были «цифровой версией» методов, используемых и США, и Россией уже «на протяжении десятилетий». Вхождение в штабы партий, вербовка секретарей, засылка информаторов, публикация информации или дезинформации в газетах — вот эти старые методы.

Выводы учёного показывают, что обычное избирательное вмешательство со стороны Соединённых Штатов, иногда скрытое, а иногда и довольно открытое, действительно применяется.

Прецедент был создан американцами в Италии, где с конца 1940-х по 1960-е годы продвигались «некоммунистические кандидаты». «У нас были мешки с деньгами, которые мы доставляли избранным политикам, чтобы покрыть их расходы», — признался в конце прошлого века Марк Уатт, бывший сотрудник ЦРУ.

Скрытая пропаганда стала основой американских методов. Ричард М. Биссел-младший, руководивший операциями ЦРУ в конце 1950-х и начале 1960-х годов, случайно кое-что выдал в своей автобиографии: указал на контроль над газетами или радиовещательными станциями ради «обеспечения желаемого результата на выборах».

Рассекреченный отчёт о работе ЦРУ на выборах в Чили в 1964 году тоже может похвастаться кое-какими открытиями: той самой «тяжёлой работой», на которую у ЦРУ уходили «большие суммы», а попросту деньги американскому ставленнику. Благодаря этим деньгам он изображался «мудрым и искренним» государственным деятелем, а его левый противник — «расчётливым интриганом».

Чиновники ЦРУ рассказывали мистеру Джонсону в конце 1980-х годов, что в зарубежные средства массовой информации «вставлялись» некие сообщения, в основном правдивые, но иногда и фальшивые. Таких сообщений за день набиралось от 70 до 80.

На выборах 1990 года в Никарагуа ЦРУ выложило истории о коррупции в левом сандинистском правительстве, отметил мистер Левин. И оппозиция победила!

Со временем всё больше операций влияния проводилось не тайно ЦРУ, а открыто Государственным департаментом и опекаемым им организациями. На выборах 2000 года в Сербии Соединённые Штаты профинансировали успешную попытку против Слободана Милошевича. На попытку ушло 80 тонн самоклеек! Печать шла на сербском языке.

Аналогичные усилия были предприняты на выборах в Ираке и Афганистане, причём не всегда им сопутствовал успех. После того, как Хамид Карзай был переизбран президентом Афганистана в 2009 году, он пожаловался Роберту Гейтсу, тогдашнему министру обороны, на вопиющие попытки США скинуть его. И эти попытки сам мистер Гейтс в своих мемуарах позднее назвал «нашим неуклюжим и неудачным путчем».

Ну а до этого «рука Соединённых Штатов» дотянулась и до российских выборов. В 1996 году Вашингтон боялся, что Бориса Ельцина не переизберут, и к власти в России придёт «старорежимный коммунист». Этот страх и вылился в попытки «помочь» Ельцину. Помогали ему и тайно, и явно: об этом говорил сам Билл Клинтон. Тут был в первую очередь «американский толчок» по поводу выдачи России кредита Международного валютного фонда (между прочим, 10 млрд. долл.). Москва получила деньги за четыре месяца до голосования. Кроме того, к Ельцину на помощь прибыла группа американских политических консультантов.

Это крупное вмешательство породило споры даже в самих США. Томас Карузерс, учёный из Института международного мира Карнеги, вспоминает свои споры с сотрудником Госдепартамента, который уверял тогда: «Ельцин — это демократия в России». На что мистер Карузерс отвечал: «Это не то, что означает демократию».

Да только что вообще означает «демократия»? Может ли она включать операции по тайному скидыванию с трона авторитарного правителя и помощь претендентам, которые разделяют демократические ценности? И что насчёт финансирования гражданских организаций?

За последние десятилетия наиболее заметным американским присутствием во внешней политике были финансируемые американскими налогоплательщиками организации: Национальный фонд демократии, Национальный демократический институт, Международный республиканский институт. Эти организации не поддерживают каких-либо кандидатов, однако обучают «основным навыкам» кампаний, строят «демократические институты» и «наблюдают». Большинство американцев (тех самых налогоплательщиков) находит такие усилия чем-то вроде демократической благотворительности.

Но вот мистер Путин в России находит эти фонды враждебными, указывает Шейн. В одном только 2016 году пожертвования организациям сформировали в России 108 грантов на общую сумму 6,8 млн. долл. США. Это были деньги на «привлечение активистов» и «содействие гражданскому участию». Фонды больше открыто не называют получателей из России, поскольку по новым российским законам организации и лица, получающие иностранное финансирование, могут столкнуться с преследованиями или арестами.

Легко понять, почему Путин воспринимает эти американские деньги как угрозу своему правлению и не допускает реальной оппозиции в стране. И вместе с тем американские ветераны «по продвижению демократии» находят отвратительными намёки Путина на то, что их (разведчиков) работа якобы эквивалентна тому, в чём сегодня обвиняется российское правительство.

* * *

Как видим, американские учёные и бывшие разведчики (впрочем, бывших разведчиков не бывает) не только хвастаются своими вмешательством в выборы в чужих странах, но и подсчитывают рекорды в этой области. Мало того, американцы отстаивают своё «демократическое» право называться хорошими парнями. В то время как русские, видимо, парни совсем другого сорта. И поэтому Ельцину, которого русские отчего-то разлюбили, следует на выборах «помочь».

Отсюда у американцев и негативная оценка «вмешательства» 2016 года, которое якобы предпринял Путин и за которое должны ответить перед американским законом тринадцать «троллей» во главе с «поваром Путина».

Словом, Вашингтону можно то, чего нельзя Москве. Мотивы, видите ли, разные. Американцы борются против авторитаризма и считают эту борьбу чем-то вроде благотворительности — они же творят благо для тех народов, которых «демократизируют». Сами демократизируемые народы могут считать иначе, но ни Белый дом, ни ЦРУ этим вопросом не интересуются.

Олег Чувакин 

 

Нажмите Подписаться на канал, чтобы не пропустить наши новые видео.